?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

Бутвин И.В. (10.11.2000)
(все картинки "кликабельны")

Эта статья была опубликована в Вестнике Краснодарского регионального отделения Русского географического общества, вып.2, часть 2, Краснодар, 2000, С.116 (Наука Кубани, вып.4.2) и на сайте: http://mountaindreams.ru/


Горный массив Чугуш и правые истоки р. Белой мало исследованы и практически не освещены в научной литературе. Это объясняется труднодоступностью этого района и нахождением на территории Кавказского биосферного заповедника.
Основная тропа, идущая из пос. Гузерипль на перевал Аспидный и далее в долину р. Уруштен проложена далеко от истоков рек Киши и Чессу, поэтому многие исследователи делали съемки ледников массива Чугуш с соседних хребтов (куда проще добраться), тем самым заведомо внося неточности в объекты исследований.
Цель данной работы – осветить некоторые аспекты топонимики и проанализировать сведения о перевалах и ледниках, полученные путешественниками, специалистами-картографами и гляциологами за последнее 100-летие, а также по результатам 2-х экспедиционных исследований массива Чугуш (1994, 1996 гг.) под руководством автора.

Первоначально рассмотрим некоторые толкования названия горы Чугуш.
У  К. Х. Меретукова: «ЧIы​гушъхь (Чугушх) (русифицированное картографами «Чугуш») «Вершина земли». Самая высокая гора в Майкопском районе. [15]. По мнению В. И. Ворошилова, в основе топонима Чугуш лежит гуш «горное пастбище». И тогда вариант перевода: «горное пастбище (рода) Чуа». Обратим внимание, что на 5-ти и 10-ти верстных картах конца прошлого века, и, соответственно, у авторов тех лет постоянно встречается Шугус [10], что, по нашему мнению, не что иное, как абадзехский вариант современного «Чугуш».
Во 2-й половине ХIХ в. гора была известна под названием «Абаго» [23]. Данный топоним вносил путаницу, т.к. под тем же именем значились и современные Тыбга, Джемарук и даже Псеашха.
А. Старк, охотник и путешественник, отмечал, что на морских картах гора имела название «Нугайгус» [20]. Толкование данного топонима, видимо, прозрачно: нугай /ногай/ «татары, татарский», гус /гюйс/ – по В. Далю – «морской носовой военный флаг» [6]. «Татарский флаг». Возможно моряки прошлого века нашли какое-то сходство заметной горы (если смотреть на нее со стороны моря) со специфическим морским флагом.
Вариант, зафиксированный у  Д. Н. Кокова – Ачажийшха [13]. «Ачъэжъыишъхьэ [Ачажийшха] адыг., «козлов (туров) старых вершина». Шапсуги и абадзехи так именуют гору Чугуш».
А вот занимательный пример из художественной литературы (события относятся к началу ХХ в.): «За майкопскими вековыми лесами, у самого края небосвода, чуть приметно дрожит похожая на сидящую птицу гора Чугуш. Издавна устьлабинцы называют ее Селезнем. Перед мокропогодьем она будто приближается к степям, выплывает из туманной пелены. И тогда станичники говорят: – Быть скорому дождю. Селезень плывет!» [14].
Интересные сведения, связывающие название «Чугуш» с языческими и христианско-языческими божествами у адыгов, приведены в книге «Земля адыгов» [22]: «Жиг-гуаша (Жыг-гуащэ у кабардинцев и черкесов; Чыгыгуаша у адыгов) – от жыг или чъыгы «дерево» и гуащэ – «хозяйка». В мифологии адыгов богиня-покровительница деревьев.
Вариант, относящийся к периоду Кавказской войны прошлого века (ориентировочно самый ранний) отмечен на "Карте о действиях Кавказского корпуса в 1842 году" – Щеерек (или Щегрек – карта рукописная, поэтому не все буквы читаются однозначно). Топоним утрачен, да и локализация его на карте, составленной по материалам разведчика Торнау, приблизительна. [9].

Кроме «главного» топонима, следует отметить названия, появившиеся в результате активного туристского освоения района майкопскими туристами в 70-х годах. Например, река Джемарук (правый приток р. Чессу), берущая начало с западных склонов г. Джемарук (3157,6 м). В истоках ручья Баговского, левого притока р. Джемарук, находится одноименный перевал, названный в честь Аслана Хаджемусовича Багова, одного из первых мастеров спорта по туризму на Кубани. В октябре 1971 г. группа под руководством Багова совершила первопрохождение перевала, назвав его «Джемарук». Впоследствии, в 1979 г. И. В. Бормотовым, перевал был переименован в «Баговский» и новое имя закрепилось. От майкопских туристов стало известно и название горы «Мал. Чугуш» (3063 м) – вершины по-своему уникальной, т. к. это первый «трехтысячник» с запада на Кавказе.

Пример удачной местной микротопонимии – «хребет Барьер», так жители пос. Гузерипль называют северный отрог г. Мал. Чугуш, перегораживающий реку Чессу и заставляющий ее изгибаться в среднем течении. Данный топоним наиболее точно отражает облик этого природного образования.

После экспедиционных исследований (август 1994 г.) появились названия двух заметных «трехтысячников» (3095,8 м и 3046,0 м) в поперечном хребте между массивами Чугуш и Джемарук. Вершины получили имена замечательных ученых, отдавших много сил изучению природы заповедника, в т. ч. и бассейна р. Чессу – Ксении Юрьевны Голгофской и покойного Владислава Андреевича Котова. [1, 2] Еще одно наше название – «р. Мал. Чессу», короткий, чуть более 1 км, левый приток р. Чессу, берущий начало с ледника № 8.

Подводя итог топонимической палитре массива Чугуша, попытаемся разобраться с названиями перевалов в его окрестностях. Дело в том, что вокруг главной вершины известны 3 перевала, которые в разное время именовались «Чугуш». Чтобы упорядочить номенклатуру названий, условимся: перевал, пройденный нами в августе 1994 г. при обследовании ледника № 8 из бассейна р. Чессу в исток р. Березовой (Бирюзовой), называть Чугуш Западный (2700); перевал, соединяющий верховья рек Чессу и Киши – глубокое понижение между г. Чугуш (3237,8 м) и вершиной (3046,0 м) называть Чугуш Восточный (2675). Перевал, ограничивающий хр. Чугуш с юго-востока и соединяющий верховья Киши и урочище Османовы балаганы, и расположенный между г. Чугуш и вершиной (2702,6 м), называть Чугуш Южный (по работам А. А. Насимовича известен как «Чугуш»). При проведении научно-спортивной экспедиции "Транскавказ - 93" (руководитель А. В. Твердый) перевал назван «Транскавказ» (рис. 1).

Рис. 1. Орографическая схема горного массива Чугуш
(№ 2, 3, 4 … – номера ледников согласно Каталога [12])

Во время экспедиции 1996 года мы выяснили, что на данном участке есть несколько практически равнозначных, удобных для прохождения седловин. Перевал Транскавказ хотя и кратчайший, но не самый простой путь к истокам Киши. Сотрудники заповедника проходят в Кишу севернее данного перевала дальше по гребню в сторону г. Чугуш (около 1 км.), а затем спускаются «к снежнику» (по Каталогу [12] – ледник № 18). Как оказалось, это путь практически всех восхождений на вершину г. Чугуш. Именно так прошел наш экспедиционный отряд в 1996 г. Поэтому было бы логично седловину, расположенную в 1 км. к северу от пер. Транскавказ и к югу от вершины г. Чугуш называть перевалом Чугуш Южный, а не объединять их в один. Подъем на данный перевал со стороны урочища Османовы балаганы в общем-то не сложен: следует двигаться по гребню, который здесь совпадает с Главным Водораздельным хребтом.

В бассейне р. Чессу известен еще один перевал – «Удобный» (1991 г. – А. А. Самойленко), который своим названием подчеркивает удобство прохода из верховьев р. Джемарук без спуска к р. Чессу в сторону пер. Чугуш Восточный (последний перевал А. А. Самойленко называет «Белоснежка», а работники заповедника «Орлиное перо»).

*   *   *

Некоторые особенности исследования современного оледенения.
Первые сведения о ледниках массива Чугуш, относящиеся к концу ХIХ в., встречаем в статьях Н. А. Буша, Н. Я. Динника, В. А. Шильдера [3, 4, 7, 23]. Главная проблема, с которой сталкивались исследователи тех лет, заключалась в крайней труднодоступности ледников Чугуша. Наблюдения производились с дальних обзорных точек, что в конечном счете сказывалось на полноте и достоверности информации. Например Н. А. Буш в 1899 г., описывая ледники с «крайней юго-восточной вершиной хр. Абаго[?], находящейся как раз напротив Шугуса, к северу от него» был в полной уверенности, что имеет дело с ледниками «на северном склоне г. Шугуса». Но на самом деле он описал глетчеры бассейна р. Холодной массива Джемарук. Точка наблюдения в описании Н. А. Буша локализуется в верхней части 2-го отрога г. Тыбга, возможно в районе узловой вершины 2994,9 м (судя по всему, до вершины г. Тыбга (3064,6 м) исследователь не дошел, иначе был бы виден «настоящий» Чугуш).
После проведения инструментальной съемки Кавказским Военно-топографическим отделом в 1903, 1904 и 1906 гг. появились карты в масштабе 1 и 2 версты в дюйме [8, 11, 21]. Опираясь на данные этой съемки, в 1911 г. подполковник К. И. Подозерский впервые создает каталог ледников Кавказа (номера ледников массива Чугуша в каталоге 980, 979, 978, 974) [19]. Точка, с которой снимался бассейн р. Чессу, локализуется в районе относительно легкодоступных вершин Абаго (2628,7 м) и Атамажи (2669,0 м), откуда впервые открываются крупнейший ледник всего бас. р. Белой – Чугуш Центральный (№ 9) и некоторые другие. Но часть ледников все же оказалась пропущена, а некоторые нанесены с грубыми ошибками.
Следующая страница в исследовании оледенения района связана с именем профессора Г. Г. Григора, который в 1930 г. изучал ледники в верховьях рек Белой, Киши и Уруштена (№№ 17 – 18 по современному Каталогу) [5]. В 1946 – 1952 гг. произведена первая аэрофотосъемка высокогорных областей Кавказа. Используя эти материалы, а также топографические карты съемки 1881 – 1910 гг., П. А. Иваньков подробно рассмотрел динамику оледенения (в т.ч. бассейна р. Белой) за период с 1890 – 1946 гг. Ледники г. Чугуш в середине 50-х годов, параллельно с геологическими работами, изучал И. Бондаренко. Но по мнению последующих исследователей, в его описаниях явно завышены площади и количество ледников массива, за счет отнесения к ним снежников [18].
Наиболее полные сведения об оледенении, в том числе количественные параметры, были получены с выходом в свет в 1967 г. «Каталога ледников СССР» и книги «Ледники в верховьях Кубани» [12, 16, 17]. Материалы были собраны на основе анализа аэрофотоснимков по состоянию на 1965 г., топографических карт съемки 1957 г., а также визуальных наблюдений с обзорных точек.
Единственное маршрутное обследование ледников массива Чугуш (бассейн р. Киша), проводилось сотрудниками гидрографической партии Краснодарского центра по гидрометеорологии под руководством А. В. Погорелова  в 1988 г. Были описаны ледники №№ 17 – 18, причем у первого («Чугуш Восточный») заложен репер и привязан конец ледника к нему [18].
Морфометрические характеристики ледников массива Чугуш согласно Каталога [12] и с учетом корректировок А. В. Погорелова (1988 г.) показаны в таблице.
Таблица

Описание обследованных в 1994, 1996 гг. ледников массива Чугуш.

Ледник № 9 (Чугуш Центральный). Крупнейший в бассейне р. Белой. Расположен на северном склоне массива Чугуш и вытянут вдоль него от перевала Чугуш Восточный (2675 м) до отметки 3035,0 м. (рис. 2, 6). Наибольшая длина ледника приходится на левую, западную часть – 1,3 км. Высота низших точек ледника: западный «язык» – 2240 м, средний – 2315 м, восточный – 2400 м. В Каталоге (1967 г.) конец ледника имеет отметку – 2280 м, а на топокарте – 2260 м [1, 2]. Практически вся ледниковая поверхность изрезана мощными трещинами: продольными, поперечными, косыми. Стенки кара возвышаются над поверхностью ледника на высоту свыше 500 м.
Если сравнивать карту «начала века» (1903 – 1904 гг.) с современной, то можно убедиться, что ледник № 9 деградирует. (рис. 5, 6)
В 1996 г. положение нижней точки ледника, приуроченной к левому языку, по сравнению с 1994 г. существенно не изменилось. Положение нижней точки «второго языка» в средней части ледника также близко к стационарному. Правая часть ледника наиболее неудобна для обследовании, т.к. закрыта мощным снежником. Но при спуске с перевала Чугуш Восточный, мы определили, что положение нижней точки «третьего», восточного языка, не опускается ниже отметки 2440 м.


Рис. 2. Массив г. Чугуш и ледник № 9 со стороны пер. Удобного – бассейн р. Чессу.
(Фото А. Г. Рябухина – 18.09.91 г.)

Ледник № 8 (Чугуш Западный). Расположен на северном склоне массива Чугуш к западу от ледника № 9, занимая юго-восточный угол обширного амфитеатра в истоках р. Мал. Чессу. Изогнут дугой и прижат к гребню хр. Чугуш и к скальному ребру, отходящему на север от вершины 3035,0 м. В плане отдаленно напоминает бумеранг. Морфологический тип – висячий-каровый. Экспозиция северная. Стенки кара возвышаются над поверхностью ледника неравномерно: 200 – 250 м – в нижней части, свыше 600 м в середине и до 50 м – в верхней части (район пер. Чугуш Западный). (рис. 3, 6)


Рис. 3. Ледник № 8 (Чугуш Западный)
(Фото автора – 23.08.96)

Высшая точка ледника – 2750 м, низшая – 2060 – 2070 м (т.е. низшая, в тех же пределах, что и параметры в Каталоге [12] и на карте). Но непонятно, почему высшая точка в Каталоге – 2610 м, тогда как в области питания ледник поднимается под вершину 2970,9 выше отметки пер. Чугуш Зап. – 2700 м, высота которого нами определена с достаточной точностью (± 20 м).
Фирновая линия в 1994 г. на леднике № 8, также как и на других, примыкающих к массиву Чугуш, в момент наблюдения находилась достаточно низко (ниже 2400 м) что говорит о хороших условиях существования ледника. Конец языка слегка «подрезан» по сравнению с изображением его на карте. Река Малая Чессу вытекает двумя истоками из ледниковых гротов и сразу рушится водопадами в нижележащую долину. Но это не единственные водотоки. По всей северо-западной кромке ледника отмечено большое количество вытекающих ручьев, которые ниже пропилили себе русла в поясе заглаженных скал – «бараньих лбов». В месте крутого перегиба скал («нижний» пояс) выделяются красивые водопады, которых мы насчитали не менее 12.
Большая часть поверхности ледника, особенно вблизи языка и по северо-западному висячему краю, изрезана множеством самых разнообразных трещин: продольных, поперечных, косых и даже крестообразных. Часть ледника, примыкающая к вершине 2970,9, расширена и образует самостоятельный ледничок со своим языком. Но четкого ледораздела не обнаруживается. В этом месте мы пересекли ледник на пути к перевалу, пройдя несколько мощных, но «несложных» трещин. «Язык» микроледничка представляет собой тонкий слой наледи с многочисленными бороздами, образованными талыми водами.
Можно предположить, что на верстовых картах и в Каталоге К. И. Подозерского [19] размеры ледника приуменьшены. Дело в том, что ледник № 8 (№ 979 по К. И. Подозерскому) топографы начала века могли наблюдать только с вершины г. Абаго (2628,7), откуда видна лишь его часть.
При обследовании в 1996 г. мы обратили внимание на то, что по сравнению с 1994 г. изменилась форма языка. Он заострился и образовал «два клыка». Площадь языка существенно сократилась, но это не отразилось на положении его нижней точки. Она осталась примерно на том же уровне, что и в 1994 г. Язык ледника уменьшился с боков и в середине, вероятно в результате обвалов.
В целом можно отметить тенденцию ледника № 8 к деградации. Это в конечном счете должно привести к изменению его морфологического типа: от карово-висячего к присклоновому.

Ледник № 18. Расположен на северо-восточных склонах Главного хребта к юго-востоку от вершины г. Чугуш и к югу от ледника № 17. Экспозиция его в верхней части южная, а в нижней – юго-восточная. (рис. 4, 6)


Рис. 4. Горный массив Чугуш с востока, со стороны бассейна р. Киши. Вид с вертолета.
(Фото А. В. Погорелова – 17.08.88 г.)

Обследовался нами 21 августа 1996 года. Основные параметры ледника № 18: максимальная длина – 770 – 780 м, низшая и высшая точки соответственно – 2680 м и 2980 м. Язык ледника упирается в конечную морену.
В момент наблюдения большая часть ледника была закрыта снегом. Но в нижней части отмечено довольно большое пятно открытого льда. Чтобы убедиться, что это действительно лед, с помощью ледобура была взята проба с глубины 25 см. Лед оказался плотным, с голубым отливом, что характерно именно для ледника, а не снежника–перелетки. Несколько пятен открытого льда, но поменьше, отмечены на крутом правом борту.
Контур ледника сильно изломан. Его правый склон, прилегающий к Главному хребту повсеместно нарушен многочисленными скальными контрфорсами, врезанными в тело глетчера. По границе ледника и скалы в этой части почти везде виден ранклюфт. Но другой характерной трещины – бершрунда заметно не было, хотя она угадывалась. Контур в левой части изломан не менее сильно, но здесь, кроме контрфорсов влияют на форму и морены. Крутизна ледника в средней и верхней частях колеблется в пределах 25 – 30º, поэтому ходить по нему без специального снаряжения не рекомендуется. Только в самой нижней части крутизна уменьшается до 10 – 15º.
Ледник № 18 деградирует. За последние 40 лет, со времени топосъемки 1957 г., общая его длина уменьшилась незначительно (на 10 – 20 м). Сократилась и площадь. В Каталоге 1967 г. она составляла 0,2км², а в 1996 г. не превышала 0,15км².


Рис. 5. Ледники горного массива Чугуш (съемка 1904 г.)
[Отметки высот в саженях: 1518,8 саж. – 3240,5 м., 1420 саж. – 3029,7 м., 1450 саж. – 3093,7 м.]


Рис. 6. Ледники горного массива Чугуш (съемка 1957 г.)

Оценить состояние и динамику ледника за более длительный срок сложно. Хотя об оледенении в истоках р. Киши сообщали несколько авторов, начиная с 1899 года, но сведения эти, особенно в начальный период исследования, были противоречивы.

Первое достоверное описание ледника № 18 относится к августу 1930 года. Именно в это время профессор Григорий Григорьевич Григор вместе со студентами Краснодарского пединститута, проводил здесь гляциологические исследования [5]. Став базовым лагерем на Османовой поляне, Г. Г. Григор поднимался радиально на Главный хребет и даже спускался в истоки р. Киши. По результатам экспедиции были описаны 3 ледника, соответствующие №№ 17 – 19 современного Каталога. На леднике (№ 18), как наиболее доступном, было проведено детальное обследование и даже поставлены метки «...по линии конца глетчерного поля на больших кварцитовых береговых скалах...» Не заостряя внимание на подробном описании ледника, приведем одну цитату: «...ледник, несмотря на сравнительно большие размеры, не упомянут у Подозерского и не помещен на двухверстных и одно-верстных картах, тогда как все типические особенности и устойчивость выявляют необходимость исправления на картах этой погрешности, тем более, что он, по-видимому, играет довольно значительную роль в питании р. Киши» [5].

Г. Г. Григор определил тип ледника как висячий!? Общая длина его также вызывает споры (400 – 500 м). Видимо – это издержки глазомерной съемки или автор определил протяженность только «ледяного ядра». Но вот определенная в 1930 году ширина ледника вызывает повышенный интерес: «...верхняя часть 300 – 400 м., средняя (глетчерная) – 200 – 300 м.» Даже если сделать поправку на неточность измерения, вывод напрашивается один – за последние 66 лет произошло существенное уменьшение ширины и соответственно площади рассматриваемого ледника. Основная деградация происходит в левой части, которая наиболее подвержена солнечной радиации. Если провести параллель с «соседями», расположенными в бассейнах рек Чессу и Киши, то ледник   № 18 выглядит наиболее уязвимым с точки зрения устойчивости. Объясняется это крайне невыгодным расположением его, и в первую очередь юго-восточной экспозицией. В связи с этим можно предположить, что данный глетчер, видимо, одним из первых прекратит свое существование и превратится в снежник.

Ледник № 17. Сведений об этом крупном леднике, который иногда называют «Чугуш Восточный», относительно много (рис. 4).
Так, Владимир Александрович Шильдер, описавший охоты Великого Князя Сергея Михайловича, в 1895 году рассматривает ледник со стороны горы (отрога) Исаева: «Самый большой из них [ледников] спускался в балку от вершины Шугуса (Абаго). В бинокль можно было рассмотреть на нем ряды глубоких извилистых трещин, прорытых, без сомнения, водой. В некоторых местах ослепительной белизны снег был засыпан и загрязнен каменными и земляными обвалами» [23].

Николай Яковлевич Динник наблюдал верховья Киши в 1896 г., пройдя дальше по водоразделу рек Киши и Уруштен: «...мы не дошли только версты три до горы Дзитаку, которая возвышается над самым восточным истоком Киши, получающим начало из Главного хребта». Конечно Н. Я. Динник «слегка преувеличил», но он действительно прошел дальше В. А. Шильдера [к горе Уруштен!?], т. к. описал озеро в верховьях р. Аспидная. Краткая характеристика окрестностей Чугуша с панорамной точки у автора такая: «На горах лежит здесь снега больше, чем где-либо в описываемой местности, и виден один фирн – глетчер длиною версты в полторы» [7].

Николай Адольфович Буш обследовал ледники Западного Кавказа в 1899 году [3]. «На юго-восточном склоне Шугуса [Чугуша] находится значительный фирн – глетчер, направленный с северо-запада на юго-восток. Он лежит в крутом, длинном каре и представляет поэтому переходную форму от висячего к каровому...» Буш наблюдал ледник со стороны горы (или отрога) Исаева, куда он поднялся от истоков р. Грустной для обследования ледников в истоках Киши. «Неправильную» экспозицию (ЮВ) можно объяснить тем, что автор видел только часть ледяного поля, что и подтверждается в дальнейшем описании: «Нижнего конца его не было видно».

После проведения инструментальной съемки в 1904 г., впервые восточный ледник Чугуша появился на верстовых картах. Хотя, судя по всему, самые истоки Киши, топографы не посещали. Это видно даже при беглом сравнении верстовых и современных карт. Кроме того, точка наблюдения при съемках данного участка, похоже локализуется опять на водоразделе рек Киши и Уруштен. В результате Константин Иванович Подозерский, основываясь исключительно на верстовой съемке, приводит в своей работе (1911 г.) характеристику и параметры восточного ледника. Его порядковый номер 974, площадь 0,44 квадратных верст [0,5 км²]. И далее: «На юго-восточном склоне Чугуша (1518,8 саж.) [3240,5 м.]. В верховьях левого истока р. Чегса. Оканчивается несколькими языками или зазубринами. Наибольшая ширина 400 саж. [ 850 м.], длина 500 саж. [1670 м.]» (рис. 5) [19].

Григорий Григорьевич Григор, наблюдая ледник в августе 1930 г., уделил ему наименьшее внимание среди трех осмотренных, т.к. он наиболее удален от Османовой поляны, где участники той экспедиции разбили базовый лагерь. Вот описание Г. Г. Григора: «Третий – северо-восточный ледник начинается у вершины самого хребта. Поверхность неровная, бугрится тремя куполовидными вздутиями. Берега сильно приподняты, придают долине корытообразный характер у высоких береговых склонов. Трещин немного, подмечены лишь небольшие продольные. Ледники представляют почти сплошное фирновое поле с отсутствием береговых морен. Глетчерные пятна занимают не более 20 % площади. Длина ледника 1500 – 1600 м. От предыдущего ледника отделяется острым гребнем из кварцитов и диабазов» [5].

В августе 1988 г. Анатолий Валерьевич Погорелов, возглавляя небольшой отряд гидрографической партии Краснодарского центра по гидрометеорологии, впервые производит маршрутное обследование ледника № 17 [18]. Основной задачей было сравнение состояния ледника на 1988 г. с топосъёмкой 1957 г. Им отмечено, что за данный период: «...левая часть конца языка отступила на 20 – 30 м., центральная часть конца языка на 10 – 15 м. Это, впрочем, не отразилось на положении нижней точки ледника, которая расположена ближе к правой части языка и имеет отметку 2730 м. Сокращение площади ледника произошло за счет отступления на 50 – 70 м. крайней правой части языка от стенки кара… Общее сокращение площади ледника по сравнению с 1957 г. по нашим расчетам составило 0,02 км².»

При обследовании ледника № 17 нашим экспедиционным отрядом 21 – 22 августа 1996 г. были получены следующие сведения [2].
Положение низшей точки, вот уже многие годы, остается похоже неизменным (2730 м). Сокращение площади ледника по сравнению с топосъемкой 1957 года, действительно произошло в правой части. В 1996 г. низшая точка ледника имела отметку 2850 м. Это означает, что каких-то существенных изменений площади ледника по сравнению с 1988 г. не произошло. Ниже вала конечной морены с отметкой 2810,0 м. расположен мощный снежник–перелетка длиной не менее 200 м. Очень похоже, что это и есть «растаявшая» правая часть ледника. Видимо прав А. В. Погорелов, предположивший, «что в период после 1957 г. была подвижка правой части ледника, возможно потому, что здесь более круто» [18].
Мы предполагаем, что после подвижки из массы льда, оторвавшейся от основного ледника, образовался возрожденный ледник. Но к 1996 г. все признаки ледника у нового образования были утрачены. Правда нельзя до конца отвергать и лавинное происхождение снежника.
Крутизна ледника варьируется в широких пределах (от 5º до 30º). На его поверхности можно обнаружить большое количество самых разнообразных трещин: продольных, поперечных, косых. Все они приурочены к перегибам ложа ледника или изгибам рельефа. Глубина некоторых трещин в средней и верхней части ледника превышает 15 м.
Если говорить о состоянии ледника № 17 в 1996 г. и его динамике, то в целом он, исключая отмеченные выше подвижки после 1957 г., сохраняет устойчивое состояние, близкое к стационарному, что можно, в свою очередь, объяснить хорошими условиями питания.

В заключении отметим, что ледники горного массива Чугуш в настоящее время деградируют. Некоторые из них за последние 100 лет значительно изменились в своих размерах, уменьшилась их площадь и длина. Из-за труднодоступности этого района остаются не исследованными нивально-гляциальные формы рельефа и особенности динамики отдельных стадий голоценового оледенения. За последние 10 лет размеры ледников существенно не изменились.

Литература
1. Бутвин И. В. Отчет о гляциологическом, лимнологическом и геоморфологическом обследовании бассейнов правых притоков Белой, рек Киши и Чессу (август, октябрь 1994 г.). Краснодар, 1995.
2. Бутвин И. В. Предварительный отчёт о гляциологическом обследовании массива Чугуш (август 1996 г.) Краснодар, 1997.
3. Буш Н. А. Ледники Западного Кавказа. // Зап. ИРГО по общей географии. С.-Пб., 1905. Т. 32. Вып. 4.
4. Буш Н. А. Описание и главнейшие результаты третьего путешествия по Северо-Западному Кавказу в 1899 г. Изв. РГО. 1900. Т. 36. Вып. 3.
5. Григор Г. Г. Отчет о гляциологических работах 1929 и 1930 года в районе Кавказского заповедника. Описание ледников Западного Кавказа (верховьях рр. Белой, Киши и Уруштена). // Труды показательного Кавказского заповедника. Т. 1. Ростов–на–Дону, 1936.
6. Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1 – 4. М., 1994
7. Динник Н. Я. Кубанская область в верховьях рек Уруштена и Белой. // Зап. КОИРГО. Тифлис, 1897. Кн. ХIХ.
8. Извлечение из отчета Военно-топографического отдела Кавказского военного округа. // Изв. КОИРГО. Тифлис, 1904. Т. ХVII. № 2.
9. Карта о действиях Кавказского корпуса в 1842 году. / Российская Гос. Библиотека, отдел картографии, шифр Ко 12/х – 16. С.-Пб.
10. Карты Кавказского края (масш. 1:210000, в 1 дюйме – 5 верст), лист С4, 1871.
11. Карты съемки 1903 – 1904 гг. (масштаб 1:84000, в одном дюйме – две версты), лист VIII – 8, 1926.
12. Каталог ледников СССР. Т. 8, Ч. 1 – 4, бас. р. Кубани // (Сост. Панов В. Д., Кравцова В. И.). Л., 1967.
13. Коков Дж. Н. Адыгская (Черкесская) топонимия. Нальчик, 1974.
14. Константинов М. Грозы над Россией, Кн. 1. Краснодар, 1993.
15. Меретуков К. Х. Адыгейский топонимический словарь, М., 1990.
16. Панов В. Д. Ледники в верховьях Кубани. Л., 1968.
17. Панов В. Д. Эволюция современного оледенения Кавказа. С.-Пб., 1993.
18. Погорелов А. В. Гляциологическое и селевое обследование бас. р. Киши (Технический отчет). Краснодар, 1988.
19. Подозерский К. И. Ледники Кавказского хребта (Каталог). // Зап. КОИРГО. Тифлис, 1911. Кн. 29. Вып. 1.
20. Старк А. На Русской Ривьере. (Из дневника охотника). С.-Пб., 1913.
21. Топографические работы на Кавказе в 1904 г. (Извлечение...). // Изв. КОИРГО. Тифлис, 1909. Т. ХIХ. № 1.
22. Шеуджен А. Х., Галкин Г. А., Алешин Н. Е., Кушу А. А., Шеуджен Б. Е. Земля адыгов. Майкоп, 1996.
23. Шильдер В. А. Кубанская охота Его Имп. Высоч. Вел. Кн. Сергея Михайловича в 1895 г. // Природа и охота. 1889, № 7.