?

Log in

No account? Create an account

Нитка маршрута №02а/2018 (20.01.2018) - высокогорная гонка на собаках "Лагонаки-2018" (авто-пеше): б/о "Альпика" - пер.Азишский - смотровые площадки хр.Азиш-тау (11,7 км., +100м./-400м.)


ФОТОАЛЬБОМ


Read more...Collapse )

Нитка маршрута №02/2018 (13.01.2018): пос.Кутаис - балка Богатырская - пещера им.Чёрного - левый исток р.Апчас (водопад) - озеро-пруд - пос.Кутаис (10,4 км., +335м./-335м.)


Короткий зимний маршрут по частично знакомым местам, частично по новым. На маршрут вышли втроем, нашим попутчиком был Сергей. До пос.Кутаис доехали на его машине, на которой очень кстати оказалась зимняя шипованная резина. Дорога в окрестностях Кутаиса обледенела. Ездить на летней резине в таких условиях - самоубийство.


Read more...Collapse )
Бутвин И.В. (05.04.2013)
(все картинки "кликабельны")


Часть 1-я

Очерк по материалам одной поездки в «заброшенный богом» уголок нашего края - Гунайку, к водопадам ручья Хадыженского в январе 2013г.



Сведения взяты из Интернета, краеведческой литературы, мемуаров военных лет. Но самая ценная информация оказалась на картах разных годов издания. Изучая топонимы на картах, когда они появлялись, как мигрировали, можно многое узнать об истории этих мест...

У долины Гунайки интересная история. Здесь часто менялось население (абадзехи - русские – турки[?] - греки - армяне), поэтому в названиях объектов большое разнообразие: Боз-Депе, Гейман, Гунай, Гунайка, Каратянский Семашхо, Картлык, Киранлик, Котловина, Ксмедере, Куша, Натансуран, Оренбург, Оренбургская, Персиковое, Сардепе, Сеже, Сур-Кар, Узин-Цер, Уру-дере, Хадыженский, Хуаже-Хабль, Чанакчи, Чатанлуг, Чемледара, Чивтабиналуг, Чунца-Пер, Эленбурка...

[Читать далее...]Первые сведения о Гунайке можно найти в военных мемуарах времен Кавказской войны.

25 августа 1859 года в ауле Гуниб был пленен Шамиль. Восточный Кавказ был покорен и умиротворен, после чего основные боевые действия переместились на «правый фланг», на Западный Кавказ.

Для русской армии на данном этапе стратегической задачей было покорение шапсугов и убыхов, живущих на южных склонах Кавказа, в долинах черноморских рек. На северных склонах гор жили абадзехи, занимавшие центральное положение от истоков реки Белой до Шебш (в том числе по Пшишу). В отличие от шапсугов и убыхов, абадзехи считались мирными. Еще «20 ноября 1859 г. в урочище Хомасты генерал Филипсон принял от Мегмет-Амина и старшин присягу верности абадзехского народа» [23]. Но договор этот неоднократно нарушался, причем с обеих сторон. Абадзехи, подстрекаемые убыхами и иностранными эмиссарами нередко вступали в стычки с русскими войсками, когда последние начали строить просеки и укрепления перед наступлением на Туапсе.

В этой части Кавказа наиболее удобный путь к морю шел от урочища Хадыжи по долине р.Пшиш через невысокий Гойтхский перевал в Челипси и дальше на Туапсе. Точнее - это сейчас наиболее удобный путь. Тогда долина Пшиша во многих местах была практически непроходима, особенно во время паводков. Горцы пользовались «обходными» путями через горы, о которых русские тогда вряд ли догадывались.

В 1863 году в урочище (укреплении) Хадыжи сосредоточились главные действующие силы русских на последнем этапе Кавказской войны - отряды Даховский и Пшехский. Даховским командовал полковник Гейман Василий Александрович, а Пшехским - полковник Граббе Николай Павлович.



Эти два отряда сыграли решающую роль в покорении Западного Кавказа и символично, что 21 мая 1864 года, в день официального окончания Кавказской войны, приняли участие в параде русских войск, который принимал великий князь Михаил Николаевич в Кбааде (совр. Красная поляна). Оба командира к тому времени были уже генерал-майорами.

О событиях тех лет мы можем узнать благодаря мемуарам, которые оставили летописцы обоих отрядов: Пшехского - Гейнс К. [3] и Солтан В. [18], Даховского - Духовской С. [6].

Одной из основных задач войск в то время была прокладка дорог.
«Дорога, сделанная пшехским отрядом, простиралась от Хадыжей по всему ущелью до поста Ашабшинского [на левом берегу Пшиша, напротив устья Сеже (совр. Гунайки)], и только остальные верст семь [до Гойтха] недоконченной дороги разрабатывались войсками отряда полковника Геймана.
Вся линия постов была выстроена пшехским отрядом, именно: Мирной, Шабшинский, Тукский и Ашабшинский» [3].

Уточним, что река, которую мы называем Гунайка в те годы называлась Сеже. Из мемуаров Солтана В. узнаем, что после строительства 4-го поста (Ашабшинского) пшехский отряд «двинулся вверх по этому притоку [Сеже], для истребления там гнездившихся еще неприятельских аулов» [18].

О событиях ноября 1863 года более подробно рассказывает Гейнс (в описании часто встречается «левый» или «правый» берег -  у военных, как и у географов это понятие определяется «орографически», т.е. если смотреть вниз по течению) [3]:

«Наконец дошла очередь и до племен, живущих по правому берегу Пшиша. От командующего войсками Кубанской области прислано было приказание начать одновременное движение обоими отрядами: пшехскому – по реке Сеже, а даховскому – по верховьям реки Пшиш».
«Ущелье р.Сеже находится по правую сторону р.Пшиш, стало быть в той местности, которую абадзехи должны были давно очистить. Между тем, горцы, впрочем руководствуясь нашим русским «авось», досидели в своих аулах до того, что наши войска должны были изгонять их силой.
Первое наше появление в долине Сеже сопровождалось истреблением аулов.
Выступив рано утром [28 ноября 1863г.], колонна наша шла больше правой стороной реки Сеже. По отлогим высотам берега реки было разбросано множество аулов. Все шло своим порядком. В командах, наряженных для сжигания аулов, опытом проученные солдаты осторожно подходили к ним, оцепляли кругом и, после тщательного осмотра наружных сакель, отправлялись к следующим. Пока осматривались внутренние сакли, крайние были уже в огне. Так было сожжено в этот день значительное количество аулов, брошенных неприятелем».

Пришлось в этот день сжигать и аулы, где еще находились абадзехи, в основном женщины и дети (их конечно не трогали, выводили перед поджогом из сакель). Все это напоминает «обыкновенную карательную операцию», хотя и без уничтожения мирных жителей. Но последние большей частью и так умирали, оставшись зимой без крова над головой и запасов еды.

По разному можно оценивать такие действия русских войск. Гейнс оправдывается: «Такова безусловная необходимость, таковы требования войны – с целями водворения вечного мира в неспокойных трущобах Кавказа».

«Долина реки Сеже местами очень ровна, широка и весьма удобна для поселения и хлебопашества. Окаймляющие ее окрестные высоты покрыты густым кустарником и невысоким лесом. В этот день нами было захвачено 51 человек пленных и 50 штук баранты. Дойдя до большого аула Хуаже-Хабль, где завязалась перестрелка с горцами и мы потеряли трех человек убитыми, отряд остановился на ночлег».

Дальше в этом первом описании долины Сеже (совр. Гунайки) много интересной краеведческой информации.

«Недалеко от аула Хуаже-Хабль находился общий исток двух небольших речек: Большого и Малого Сеже, из слияния которых образуется река Сеже; первая из этих речек берет начало близ верховий реки Пшиша [ур.Котловина на совр. картах], а вторая вытекает из горы Куши [г.Боз-Депе на совр. картах].
На другой день [29 ноября 1863г.] запылал наш ночной приют [был сожжен аул Хуаже-Хабль], и колонна потянулась вверх по речке Большому Сеже [на совр. картах р.Сеже, по ней путь в Котловину], долина которой быстро суживалась. На пятой версте мы уже вошли в узкую лощину, которая, через некоторое расстояние, получала вид трещины, ограниченной отвесными скалами [совр. «каньон Сеже»]. Едва-едва удалось нам подняться на чрезвычайно крутую высоту правого берега речки. Затем, пройдя немного по верхней площадке, мы увидели, что отступившие от реки горы снова образовали значительную долину [ур.Котловина], по которой небольшими частями двигалась наша кавалерия и пылали аулы».
«Спустившись с высот и стянувшись [в Котловине], мы отдохнули и снова двинулись в поход, но скоро оставили долину верховья реки Сеже и повернули в долину реки Чунца-Пер, впадающей в Сеже, и затем начали переваливаться в долину верховья реки Пшиш. Путь наш через перевал на Пшиш был тяжел: долго мы шли по крутым косогорам без дороги, между кустами, постоянно поднимаясь все выше и выше».

Перевалив хребет и «конвоируя огромное количество пленных и большие стада, весь отряд спустился по промоинам маленькой речки Хапс в долину реки Пшиша, где расположился на левом берегу реки, в виду лагеря даховского отряда, который во все это время шел вверх по Пшишу и тоже набрал множество пленных» [3].

Вот такое первое описание долины Сеже (ноябрь 1863 года).

Говоря о топонимах из описания Гейнса можно заметить, что никакого упоминания в 1863 году о «Гунайке» или «Гунай» нет!
Зато встречается несколько забытых сегодня названий.
Аул Хуаже-Хабль - скорее всего район нынешней Гунайки Четвертой.
Гора Куши (Куша) – скорее всего современная гора Боз-Депе, которая позже на картах подписывалась как «Гунай». Мимо горы Куши был путь в долину Кушако (совр. Кушинка, басс.р.Пшеха).
Река Чунца-Пер, из которой переваливали на юг в Пшиш, на совр. картах «безымянный» левый приток Гунайки, впадает в нее напротив ручья Хадыженского.

Военная компания 1863 года закончилась холодными затяжными дождями, перешедшими в очень суровую зиму 1863-64 года. Понятно, что никаких боевых действий в это время и походов не было. Зимой дороги завалило снегом, что сделало невозможным доставку продовольствия из Хадыжей к укреплению Гойтх. Пост Ашабшинский вблизи устья Сеже видимо был покинут и позже разрушен.

В 1864 году в долине Сеже пшехский отряд уже не появлялся, т.к. вел боевые действия «правее», на хр.Котх, в долине Псекупс. В долине Пшиша в 1864 году действовал Даховский отряд Геймана [6].

К сожалению не удалось отыскать «Карту района действий пшехского отряда», приложенную к №1 «Военного сборника» за 1866 год.
Другая карта военных действий Даховского отряда мало-информативна в отношении топонимов долины Саже (Сеже) [34].




В 1864 году появились два поста, устроенных Даховским отрядом - Оренбург и Гунайский.
События тех лет отражены на карте укреплений и первых станиц, составленной Фелициным в 1890 году, по состоянию на 1863-68гг. [32].




«В 1864 г. в долине реки Гунайка [тогда Сеже] генерал-майором Гейманом основан военный пост, в охране которого находились казаки из Оренбургского казачьего войска. По ним и пост получил имя «Оренбург» (по сведениям Суслина А. Ф.)».
«Пост Гунайский основан в 1864 году Даховским отрядом генерал-майора Геймана» [16].

С топонимом «Оренбург» - все понятно, а вот о «Гунайском» можно только догадываться. Гунайский пост был поставлен на перекрестке важных дорог. Через пост проходила дорога по долине Сеже от р.Пшиш в верховьях ее и далее через перевал в Пшеху (Кушико). На всех первых картах обозначена перевальная дорога на север в сторону Хадыжей через хребет, ограничивающий Сеже с севера. Главенствующая вершина на этом пути - гора Гунай (на совр. картах - Гейман). Можно предположить, что и ручей, по которому шла дорога на север, также назывался Гунай (на совр. картах Хадыженский). И на юг в истоки Пшиша был путь, по которому годом ранее прошел Пшехский отряд.

Возможно пост Гунайский получил свое название от главенствующей в этом районе горы Гунай. Или в этом месте до прихода русских войск находился аул Гунай? Но об этом позже…

«После ликвидации военного поста Оренбург казаки вернулись домой, а на месте поста остались строения, которые были заняты переселенцами из Турции и Центральной России. На месте поста появилась станица Оренбургская».
«Станица Гунайская основана в долине реки Гунайка в 1864 году возле военного поста Гунайский. Население станицы Гунайской состояло: линейцев — 6 семей, донцов — 28 семей, черноморцев — 23 семьи и 10 семей женатых нижних чинов Кавказской армии. Станица Гунайская зарегистрирована в списках населенных пунктов в составе 27-го конного полка приказом по Кавказской армии».
«Селение Гунайское зарегистрировано в списках населенных пунктов от 4 декабря 1869 года на месте бывшей станицы Гунайской. В селении был расквартирован 1-й взвод 3-й роты 4-го Кавказского линейного батальона (Собр. пост. № 47745 от 4.12.1869 г.)» [16].

Села в долине Сеже (Гунайки) просуществовали недолго, т.к. со слов современников их заселил народ ленивый, да еще непривычный к особенностям горной местности. Станицы быстро пришли в упадок. Об этом можно прочитать в статье капитана Орехова Ивана Ивановича, который посетил долину Сеже (наряду с соседними долинами) весной 1866 года в составе экспедиции «для избрания мест под поселения двух линейных батальонов поротно» [12]. Печальную картину станичного быта застала экспедиция Орехова в долине Сеже:

«Солнце сильно припекало, когда мы проезжали станицу Оренбургскую. Нам захотелось пить и мы попробовали спросить у жителей молока, но его в целой станице не нашлось ни стакана. «Тут не токма што молока, а и хлеба не добудете», отвечали нам, а одна, дряблая с виду, но козыристая на словах старуха дала нам практически совет подоить воробья, потому мол, что у них де в станице, в эком сладком месте, ни одной коровенки не имеется.

Совет старухи крепко рассмешил нас с Н-м, но Ф* окрысился на нее и даже погрозил нагайкой.

— Ладно, пузатый!.. небось сала-то спустил бы, кабы тебя на годок к нам, в Лембургскую-то! — отбрехнулась старуха, прячась в двери своей хаты.

Отыскав затем какого-то казачонка, указавшего нам дорогу, по которой прошла команда наша, мы прибавили рыси и через час или полтора, миновав станицу Гунайскую, нашли команду занятой разбивкой лагеря верстах в двух или трех за этой последней станицей.

В ожидании обеда, мы укрылись от солнца: я в палатку Н-ва, Ф* под дерево. Только один Г-ий пошел по обыкновению искать травок и цветочков. Вечер прошел в обычных рассказах и расспросах проводников.»

Позже «была составлена комиссия под председательством генерал-майора Г-а [Геймана?], с целью определения причин бедственного положения станиц горной полосы Кубанской Области. Комиссия эта точно принуждена была выселить некоторые неудачно поставленные станицы» [12].

Интересный материал о будущем устройстве станиц и дорог в нагорной полосе, в том числе в долине Сеже, опубликован в Кубанских Войсковых ведомостях, № 46, 25 ноября 1867 г.:

«От бывшей Елисаветпольской ст. [Шаумян] в бассейны Пшехи и Белой оказывается лучше всего пройти сначала продольными нагорными долинами речек Саже [Сеже] и Куша [Кушинка или Маратуки]. Вдоль этих речек в малую воду и ныне можно ездить повозками; остается лишь разработать переход через горную перемычку между истоками двух упомянутых речек, что потребует не более шести рот на два лета. Для исследования этой перемычки и трассировки по ней дороги необходимо командировать инженерного офицера, который может руководить и исправлением имеющегося уже повозочного пути из бывшей Кушинской станицы на Самурскую, по левому берегу Пшехи, на что потребуется не более двух рот на одно лето. Рассматриваемое направление особенно важно в военном и полицейском отношениях: оно проходит близ Тубинской котловины, откуда ведут на южный склон два перевала; вблизи узла гор у истоков Пшиша, где местность особенно пересечена; пересекает собою известную воровскую тропу, идущую с истоков речки Хадыжинки к истокам Пшиша и далее на Ашше [Аше] и Псезуапе [Псезуапсе]; наконец при усиленных движениях транспортов на южный склон в случае войны, когда дорога по тесному Пшишскому ущелью по свойству тамошнего грунта неминуемо затруднится, послужит лучшим путем с Пшехи, Пшиша и Белой, на южный склон. Впрочем постоянно путь этот будет кратчайший из Майкопа, и следов. из Лабинской и Ставрополя к морю. На этой дороге будущею весною поселяются станционные пункты: на среднем течении р. Куши и на месте бывшей Гунайской станицы, по взводу линейных батальнов.
Таким образом если бы представилась возможность в будущем году назначить на работы дорог Туапсинской системы 12 рот в три месяца: а) 4 роты на перемычку от Два дуба на бывш. Елисаветпольской ст.; б) 6 рот на перемычку от Куши на Саже, и в) 2 роты на дорогу от бывш. Кушинской станицы к Самурской, (это сверх 2 рот назначенных для ремонтного направления Пшишской и Гойтхской дорог, то к осени 1868 г. будет возможно при невысокой воде проехать в экипаже и свободно двигаться с повозками из Екатеринодара, ст. Ключевой, Хадыжинской, а может быть из Самурской и по ближайшему направлению из Майкопа, к посту Вельяминовскому [Туапсе], что на берегу моря.» [13]

В приведенном выше фрагменте особенно интересно упоминание об «известной воровской тропе» идущей «с истоков речки Хадыжинки к истокам Пшиша и далее на Ашше и Псезуапе». К этой тропе «через горы к морю» мы не раз еще вернемся…

На 5-ти верстной карте 1877 года в долине Сеже видим только одно поселение - Гунайское. На карте «г.Гунай» подписана на месте нынешней горы Гейман. Кроме того, отчетливо видны дороги (тропы): по долине Сеже (совр. р.Гунайки), дорога (тропа) на север (по нынешнему руч.Хадыженскому на хребет, через совр. г.Лысую в долину Тушепс (Хадажка) и тропа в долину Пшиша в район нынешнего Терзияна. Об этих «старых черкесских дорогах» упоминалось выше [29].




На 10-ти верстной карте Стрельбицкого, изданной в 1881 году, хотя состояние местности на ней относится к 1871 году, видим станицу Гунайскую. Причем расположена она не на месте старой, где был изначально пост Гунайский, а на месте совр. Гунайки 4-й [40]. Такое несоответствие можно объяснить тем, что на самом деле состояние местности на 5-ти верстки издания 1877 года более раннее, примерно 1868-69гг.



На карте Кубанской области Фелицына (1882 год), на р.Сеже подписано  уже «бывш. село Гунайское» [35]. На какое-то время долина опустела - не было желающих здесь селиться.



Похожую картину видим и на 5-ти верстной карте («из атласа»), издание карт 1895-98 гг. Отмечено только «Разв. Гунайского». Река еще называлась Сеже, а совр. гора Гейман - «Гунай» [31].



На карте Кубанской области Иваненкова (1902 года) в долине Сеже отмечены новые поселения. Появились хутора Гунайские (позже их стали нумеровать, начиная от р.Пшиш) и с.Котловинное. Название «гора Гунай» перекочевало на нынешнюю гору Боз-Депе (1080), а на месте нынешней горы Гейман подписано «Горный»[?], причем высота в футах (500) - соответствует г.Гейман (1060).  Еще можно увидеть к северу от Гунайского хребет Уру-дере - такое название больше нигде на последующих картах не встречается. Река, правый приток Пшиша, которую мы знаем как «Гунайка», по-прежнему называлась Сеже [36].



Кроме того, в долине встречался топоним село Персиковое – локализуется между 1-й и 2-й Гунайками. Когда покинув долину «казаки вернулись в родные места», «переселенцы-турки остались на прежней территории», «образовали коллективное хозяйство и обрабатывали более 20 га персикового сада» [16, 17].

Параллельно с «Персиковым» бытовало понятие «балка Оренбург» - участок р.Сеже (Гунайки) от устья (р.Пшиш) до 2-й Гунайки. На современных картах сохранился гидроним Оренбург, правый приток Гунайки (впадает возле 2-й Гунайки).
В 1905 году на Кавказе, в т.ч. в верхнем бассейне р.Пшиш, производилась верстовая съемка местности третьим отделением Кавказского военно-топографического отдела [21].

На 5-ти верстной карте ориентировочно 1912 года, которая была дополнена результатами верстовой съемки 1905 года, впервые появились новые топонимы: «г.Гейман», «р.Гунайка», «р.Оренбурга» (местное название- Эленбурка). На карте видно, что хутора и селение Гунайское заселены греками, а Котловинное - армянами (амшенскими) [28]. Из материалов, приведенных выше понятно, почему одна из основных главенствующих вершин долины Гунайки названа в честь генерал-майора Геймана.



В 1915 году была введена в эксплуатацию Армавир-Туапсинская железная дорога, строительство которой началось в 1909 году. В северных предгорьях к ГКХ (пер.Гойтхский) дорога прошла по долине р.Пшиш и сыграла большую роль в экономическом развитии как всей Кубанской области, так и в прилегающей к железной дороге местности.

На 10-ти верстной карте (переиздание карт Стрельбицкого в Советской России - издание 1918 года?)  опять видим «Разв.Гунайского». Странно!? Вполне возможно, что в те годы просто механически переиздали старую карту без уточнения состояния местности и дополнительных топосъемок. Или в неспокойные революционные годы Гунайское покинули жители в очередной раз [27]. На этой карте железная дорога уже отмечена, а главенствующая гора подписана как «Гунай», а не «Гейман», как мы видели на предыдущей 5-ти верстки. Похоже 5-ти верстки и 10-ти верстки составляли разные ведомства, никак не связанные друг с другом.




Продолжим цитировать справочник Сапелкина:

«Селение Гунайское по ревизии на 1 января 1917 года числилось в составе Майкопского отдела Кубанской области. Из работы Адобашьян В. Л. село Гунайское основано в 1882 году, имело 23 двора. До 1921 года в долине реки Гунайка проживали в основном греки, имевшие в собственност и большие участки земли, которые сдавали в аренду безземельным. С 26 апреля 1923 года село Гунайское числилось в составе Хадыженской волости Майкопского отдела Кубано-Черноморской области.
Сведения, полученные от старожилов, дают возможность предположить, что село Гунайское есть хутор Гунайка 4-я Туапсинского района Краснодарского края» [16].

В 1921 году греки покинули сел.Гунайское и отбыли на родину, на их места в готовые дома заселились армяне (амшенские). Потом греки решили вернуться, но их дома и угодия уже были заняты и они вынуждены были поселиться на менее удобные места ниже по долине Гунайки, которые позже стали называться Гунайка 1-я и 2-я.

Состояние местности и населенных пунктов в долине Сеже (Гунайки) на 1925 отмечено на карте-схеме Майкопского округа. В легенде карты указано: «Цифры у населенных пунктов показывают число населения» [37].




«В 1935г. греки были репрессированы и сосланы в Алтайский край или в Казахстан. Вот тогда в этих хуторах окончательно осели армяне. Хотелось бы поселиться поближе к железной дороге, но власть не разрешила. Тут были готовые дома, сады, огороды и поля. В марте 1935г. армяне переселились из Котловины и образовали село Первая Гунайка» [19].

Состояние местности в довоенный период можно наблюдать на фрагменте 2-х километровой карты 1942 года L-37-XXVII, XXVIII, XXXIII, XXXIV (РККА) [38]:




Также фактически довоенное состояние местности можно проиллюстрировать фрагментом немецкой 3-х километровой карты, хоть и изданной в 1943 году [30].



Часть 2-я (продолжение)
Часть 2-я

Часть 1-я

В годы Великой Отечественной войны долина Гунайки оказалась в центре событий, известных как Туапсинская оборонительная операция.
Обо всех этапах операции подробно описано в книге маршала Гречко А.А. [4].


Интересные сведения о Туапсинской операции можно найти в статье Бешанова В.В. [1].

В октябре 1942 годы долина Гунайки была захвачена немцами. Местным жителям захватчики приказали очистить села и те вынуждены были «через г.Гейман и Лысую» перейти в Кубанские станицы.
Подробно проиллюстрированы события октября 1942 года в Атласе Пятигорского – отражено ежедневное расположение войск, направление ударов с 1 по 22 октября.) [15].




[Читать далее...]



















В марте 1943 года, после того, как немцы были выбиты из долины, население начало постепенно возвращаться в свои села на Гунайке.



Часть 3-я (продолжение)
Часть 3-я

Часть 1-я
Часть 2-я

После войны и до 1970 года по долине Гунайки проходила 30-ти километровая узкоколейная дорога.
Узкоколейная железная дорога была лесовозной, принадлежала Туапсинскому леспромхозу, позднее — Пшишскому леспромхозу. Ориентировочная дата открытия первого участка узкоколейной железной дороги — 1940-е годы. Главная линия узкоколейной железной дороги пролегала по направлению Октябрьский — посёлок Узк — посёлок 4-я Гунайка.
Посёлок, в котором находилась главная станция и локомотивное депо узкоколейной железной дороги, получил официальное название Узк (или Узка).
Первоначально на узкоколейной железной дороге работали паровозы (ВП4 и другие), позднее поступали мотовозы и тепловозы.

Узкоколейная железная дорога полностью разобрана. Ориентировочный период ликвидации — 1970-е годы [5, 22].



Туристское освоение района Гунайки началось в конце 50-х - начале 60-х годов. Был даже плановый маршрут из Хадыженска через Гунайку в Терзиян и далее через ГКХ к морю. Как раз по упомянутой выше «известной воровской тропе» идущей «с истоков речки Хадыжинки к истокам Пшиша и далее на Аше».

[Читать далее...]Вот что можно прочитать у Коломийца А.М.:

«Восемнадцать километров пути [от Хадыженска] проходят по резко пересеченной местности. Высота над уровнем моря становится все больше и больше. Все шире раздается панорама, открывающаяся глазам. Вскоре эта тропа приводит путешественников к горе Гейман (высота 1060 метров). Особую красоту ей придает скалистая вершина. Вдали, в туманной дымке, отсюда виден Главный Кавказский хребет. В хорошую ясную погоду вырисовывается с этого места перевал. Через несколько километров туристы выходят на тропу. Справа и слева – буковый лес. Дорожка пересекает реку Гунайку [ошибка, или так туристы называли руч.Хадыженский?], затем уходит от нее вправо и взбирается довольно высоко наверх. На одном из деревьев отметка. Надо остановиться, потому что ниже, куда необходимо спускаться, имеется красивый трехкаскадный водопад. Минут через сорок, возвратившись на прежнюю тропу, группа туристов попадает в поселок Гунайку.
Обеденный привал надо сделать за Гунайкой, на берегу горной речушки Сеже. Площадка в этом месте хорошая, можно поиграть в волейбол, искупаться. Дальнейший путь идет по дороге до Котловины, где группа должна переночевать. Дневку чаще всего проводят у тропы на Перевальный.
Туристам небезынтересно будет совершить отсюда экскурсию на Котловинские скалы [Сур-Кар?]. Их три. Через полчаса хода тропа резко поворачивает вправо. Дальше группа обязана идти по азимуту (120°). Преодолев ручей, она движется по косогору и приближается к скалам. Растительность вокруг очень богатая. Преобладают дуб, бук, граб, каштан. Очень красива нижняя скала. Выветренные породы образуют в ней самые причудливые формы. Вот «траншея» со своими сводами, а вот «пещера». Вдали виднеется скала «Медведь». Она действительно напоминает белого медведя...
Осмотрев скалы, опять в путь. Подлесок неожиданно исчезает. Справа и слева – высокая трава, стройные дубы. Поляны – одна, еще одна... Синий контур Кавказского хребта. Конженская долина. Спуск к ней через реку Пшиш» [9].

Из описания непонятно - поднимались ли туристы на гору Гейман или просто шли по «старой черкесской дороге» из Хадыжей через Лысую в руч.Хадыженский (с радиалкой на водопады) и на Гунайку? По логике именно так должны были идти. И еще - гора Гейман «скалистая вершина»?

Коломиец фактически описывает первую часть известного всесоюзного туристского маршрута «Хадыженск - Аше» (№29). В первое время своего существования этот маршрут шел через Гунайку. Позже маршрут упростили. Туристов стали на автомашинах довозить из Хадыженска сразу до приюта «Терзиян» и дальше они шли уже пешком к морю. Как вариант был маршрут «Хадыженск - Лазаревское» (№318) - в Терзиян вообще сначала добирались из Хадыженска на электричке до станции Пшиш, потом на автомобиле до приюта «Терзиян». Но все это уже было в обход Гунайки.

Подробнее о самом раннем варианте маршрута Хадыженск - Аше мне рассказал Муленко Вячеслав Павлович (1944г.р., живет в Хадыженске). Он как раз работал инструктором на этом маршруте в 1964-65 гг. С его слов туристов на автомобиле подвозили по хорошей гравийной дороге до седловины на гребне между р.Хадажкой и руч.Хадыженским (по пути оставив гору Лысую справа) - «седловина между горами Гейман и Гунай (совр. Боз-Депе)». Точнее, это седловина 725м. между вершинами 801,6 и 853,5. Отсюда туристы пешком уже спускались в ручей Хадыженский - правый приток Гунайки. От слияния ручьев в верховьях руч. Хадыженского тропа уходила высоко на правый берег, обходя при этом две водопадные ступени (позже здесь появился волок). На водопад туристы ходили радиально по очень крутой тропе, как и описано в путеводителе Коломийца. Муленко рассказал, что однажды одна туристка из его группы даже сломала ногу на этих «крутяках».
В те годы в долине Гунайки была действующая узкоколейная железная дорога. Одна из веток ее шла на Котловину. В сторону Котловины, но уже по тропе пролегал дальнейший путь туристов. От Котловины по старой мощеной дороге (строили немцы в годы войны) переваливали хребет слева от Каратянского Семашхо и спускались к подвесному мосту через Пшиш...
Никакого восхождение на высокую гору Гейман (1060) не было. Тропа лишь проходила по склону горы Гейман. Так же и жители Гунайки 4-й, покидая свои дома в 1942 году не могли идти через вершину Гейман, а лишь шли по старой, известной еще с абадзехских времен, дороге из Сеже (Гунайки) в Хадыжи через седловину 725м.

Главной туристской достопримечательностью долины Гунайки безусловно являются уже упомянутые выше каскады водопадов на ручье Хадыженском, правом притоке Гунайки. Кроме нижнего «трехкаскадного» водопада, есть верхний также «трехкаскадный» водопад меньшего размера [24].


Особенно эффектно смотрится нижний каскад водопадов в «большую воду» (на снимке самая большая ступень этого водопада - 19.01.2013):



После посещения водопадов возник вопрос: «А как эти водопады называются?»

Со слов Муленко туристы в 60-х годах водопады никак не называли.

В Интернете попался отчет мототуристов из Сочи в августе 2009 года, которые называют водопад «Гунайским» [14].
Черновол В.П. в своем Путеводителе относит этот водопад к памятникам природы [Туапсинского района]: «Памятник природы так и называется: Водопад на ручье Хадыженском»» [26].

В нашем маршруте мы посчитали логичным назвать водопады Геймановскими нижними и верхними, т.к. именно отроги горы Гейман образовали уступы на ручье Хадыженском с водопадами.
Со слов старожилов, были когда-то небольшие водопадные ступени и по р.Оренбург. Но их варварски уничтожили лесорубы своей тяжелой техникой.


Карта маршрута в январе 2013 года:



Основные сведения  о топонимике района находим у Твердого А.В.:

«Боз-Депе ... Ороним переводится, как «серая гора», где боз – «серый», депе – «холм», «бугор» (тюрк.). Вершина горы сложена тёмно-серой горной породой, что и послужило названию оронима.
Каратянский Семашхо ... В основе первой части оронима лежит, по-видимому армянская фамилия Каратьян.
… Этимология названия оронима [Семашхо] чисто адыгская, где сам – «куча»; шхо – аффикс увеличительности, т.е. – «большая гора», «большая куча», «куча гор» (адыг.).
Котловина – бывший хутор в Туапсинском районе Краснодарского края. Расположено в долине р.Сеже (левый приток р.Гунайка). Устаревшее амшенское название топонима – Картлык, где карт – «старый», лык (лук) – «сад». «Старый сад». Такое же название имеет урочище в среднем течении р.Сеже.
Натансуран – хутор под таким названием находился в долине р.Гунайка (басс. р.Пшиш). В 1925 году на хуторе Натансуран имелось 10 дворов. Можно предположить, что хутор находился в районе Новой Гунайки или Третьей Гунайки. В основе названия топоним  лежит армянское имя собственное – Натансуран.
Чатанлуг – урочище в Туапсинском районе Краснодарского края; находится между хуторами Гунайка 2-я и Гунайка 4-я. В прошлом здесь находился поселок, основанный трапезундскими армянами. Время ликвидации не установлено. Топоним переводится с турецкого, как «пахотное поле».
Чемледара – урочище, где под таким названием располагался населенный пункт (долина р.Гунайка, Туапсинский район, Краснодарский край). В 1925 году на хуторе Чемледара было 14 дворов. В основе перевода топонима, вероятно, лежат тюркские чамлик – «сосновый бор» и дара (дере) – «маленькое ущелье», - «маленькое ущелье с сосновым бором» (тюрк.).
Гунайка … Топоним «гъуанакъо» происходит от адыгского, где гъуне – «дыра», «отверстие» в значении «пещера»; къо – «долина», «балка», - «долина пещер». Это близко к истине, т.к. в верховье р.Гунайка есть вертикальная карстовая полость, несколько пещер есть и в долине р.Сеже. Согласно другой версии, в основе названия этого топонима лежит древний этикон – гуна, т.е. «долина гуннов». Гунны (гоннако) – кочевой народ, сложившийся в Приуралье из тюркоязычных хунну и местных угров и сарматов. Передвижение гуннов на запад дало толчок Великому переселению народов в 70-годах IV-го века. Оторвавшийся от основного потока и поселившийся в этой долине народ дал название горе Гунай. Не исключено, что в основе названия лежит имя собственное – Гуни, ай - притяжательный аффикс. Кстати, старое название хут.Гунайки 1-й – Киранлик, дано апшеронскими армянами-переселенцами из Турции. Возможно, в основе названия лежит турецкое кир – «грязь», либо общетурецкое кыр – «поле», «степь», «гора», «край»; лик – турецкий топоформант [20].

У Ковешникова В.Н. другое толкование топонима «Гунайка»:
«На карте Кубанской области (Екатеринодар 1904), на правом борту долины реки Гунайка, напротив (севернее) села Гунайска Четвёртая, значится хребет Уру-дере Гунай [на карте просто слились два названия!]. Название хребта с тюркского языка, буквально, переводится как «Гунайский горный проход в возвышении». Поскольку это тюркский топоним, можно предположить, что Гунай происходит от тюркского слова гюней – означающее «солнце» или «солнечная сторона», т.е. «освещённая солнцем». Таким образом, полный перевод названия хребта может выглядеть как «Освещенный солнцем горный проход в возвышенности» или буквально «Солнечный перевал». Поэтому топоним Гунай может означать «Солнечный», а название речки «Солнечная».
Существуют и другие версии происхождения топонима Гунайка. От этноса гуннов, т.е. «Долина гуннов», эта версия бездоказательна. Или от адыгейских слов гъуан – дыра, отверстие в значении грот, пещера и къо – долина, т.е. «Долина пещер», эта версия не бесспорна. 27.01.13 года» [8].

Версия Ковешникова В.Н. заслуживает внимания, но связать топоним «Гунай» с гуннами все же можно. Для этого приведем несколько примеров (аналогий) наименований горных проходов (перевалов). Такие топонимы часто назывались по местности, КУДА переваливали.
Перевал Белореченский (старое название Шитлиб) назван при переходе Даховского отряда в долину Белой с юга. Перевал Тубинский (совр. Грачевский) – также назван по местности Тубы в долине Пшеха, куда вел путь с юга. Есть еще много примеров: Шабановский, Джубский, Кабардинский и т.д.
Почти нет сомнений, что и ручей Хадыженский (правый приток Гунайки) назван так потому, что дорога вдоль него издавна вела в Хадыжи.

Теперь вернемся к гуннам.
Присутствие гуннов на Кубани в 4-5 веках – исторический факт. Поэтому вполне можно допустить, что для жителей долины Сеже (совр.Гунайки) путь на север вел именно к гуннам. Путь шел мимо преобладающей в этом месте вершины, которую и отметили на картах первые русские картографы как Гунай. Хотя «Гунай» изначально могло означать «проход (перевал) к гуннам». Впоследствии топоним перекочевал на вершину, пост, станицу, речку, трансформировавшись в более привычный для  русского языка вариант - «Гунайка». Версия красивая, но не бесспорная.

Более правдоподобной представляется другая версия. Люлье Леонтий Яковлевич в статье «О натухажцах, шапсугах и абадзехах» упоминает о племени «гоаiе» (гуайе или гоайе). И среди влиятельных фамилий этого племени встречается «Гунай» [11].
Так кто же такие гоайе и как они могли оказаться в долине Сеже?


На карте Закубанских горских народов к статье Л.Люлье, 1857 год, племя гоайе локализуется на черноморских реках Аше и Псезуапсе [33]:



Скудную информацию о племени Гоайе (Гуайе) находим в Википедии:
«Гуайе (самоназвание - адыгэ) — один из адыгских (черкесских) субэтносов. Адыгское произношение - гъоайе. Сведений крайне мало.
В российской историографии и этнографии Кавказа, гоайе были известны до окончания Русско-Кавказской войны. После окончания войны гоайе более не встречались, их диалект адыгского языка также утрачен.»

В. Костиников считает, что «общество гоайе жившее в долине Псезуапсе считалось более древним по проживанию на этой территории, чем шапсуги и натухаевцы.(предполагаю что это обадыгившиеся остатки абазов проживавших от р.Аше до р.Шахэ)». И что род Гоайе частично или полностью переселился на северную сторону через перевалы «под натиском пришлых шапсугов по побережью с севера и убыхов с юга» и абаза (гоайе и др. племена) «приняли участие в создании абадзехов или неасимиллированных абазин в подчинении у кабардинской знати» [10].

Можно вспомнить легенду о происхождении абадзехов в статье А.Н. Дьячкова-Тарасова [7]. По преданиям предки абадзехов переселились в долину Тубе, в верховьях Пшехи как раз со стороны моря. А потом, когда в долине Пшехи стало тесно, стали осваивать соседние, в том числе Пшиш (Сеже) и Псекупс.

Как тут не вспомнить о старых перевальных (транзитных) путях с северных склонов Кавказа на южные (или наоборот). Из долины Псезупе (Псезуапсе) издавна был путь в Тубинскую долину (Пшеху) через перевал Тубинский в Главном Кавказском хребте (сейчас это пер. Грачевский). А из Тубинской долины вели два относительно несложных перехода в истоки Пшиша и на р.Сеже.
Или упомянутая выше «известная воровская тропа» из долины Ашше (Аше), которая пересекала Главный хребет вблизи нынешней вершины Кашина (Лысая) 1425,1 м., спускалась в верховья Пшиша (район нынешнего Терзияна, выше хутор так и назывался – Перевальный), пересекала водораздел на реку Сеже и далее шла на Хадыжи [13].
Одним из этих двух путей скорее всего и воспользовались переселенцы гоайе рода Гунай, когда обосновались в долине Сеже. Возможно у долине Сеже главный аул так и назывался – «Гунай». Но почему о нем не упоминает Гейнс, описывая боевые действия пшехского отряда?

И еще. Вектор миграции с юга на север не так однозначен. В более ранний период он мог быть и противоположным – с севера на юг. По мнению Самира Хотко «миграционный вектор исходит из Абадзехии в Убыхию и в причерноморскую Абазу, но никак не наоборот.» [25].
Все эти версии требуют дополнительных исследований, в том числе археологических.


Послесловие.

Данная статья была опубликована в сокращенном виде в Сборнике материалов Международной научно-практической конференции (туризм, краеведение, рекреация, экология, образование). V Твердовские чтения. Краснодар 2013. Но почему-то редактор (или корректор) в заголовке статьи забыл поставить знак вопроса [?]. Получилось, что автор утверждает, что Гунайка – это именно долина гуннов. На самом деле – это лишь одна из версий [2].


Электронная версия статьи является исправленным и дополненным вариантом статьи из Сборника. К тому же формат Сборника не позволил вставить графику (карты, фотографии), что было большим минусом.
Конечно точку в исследовании данного района ставить рано. Практически ничего неизвестно об истории долины Сеже (Гунайки) до 19 века – одни предположения. Да и относительно современная история заселения долины амшенскими армянами еще таит много тайн. Например, правый приток Гунайки - Чанакчи и поляны выше Ниж. и Верх. Чанакчи, имеют явные армянские корни. Топоним «Чанахчи» встречается в Нагорном Карабахе.

И кроме того, как любая горная долина в этой части Западного Кавказа, долина Гунайки очень привлекательна с туристской точки зрения. Только надо учесть, что например Геймановские (Гунайские) водопады на ручье Хадыженском стоит посещать в большую воду. Летом и осенью водопады смотрятся менее эффектно (см. снимок ниже), но о вкусах мы спорить не будем…





Часть 4-я (литература)
Литература

Часть 1-я
Часть 2-я
Часть 3-я


1. Бешанов В.В. Туапсинская операция. Год 1942. «Военная Литература» Исследования // http://militera.lib.ru/research/beshanov_vv/28.html
2. Бутвин И.В. Гунайка - долина гуннов[?] (туристско-краеведческий очерк) // в Сборнике материалов Международной научно-практической конференции (туризм, краеведение, рекреация, экология, образование). V Твердовские чтения. Краснодар 2013.

[Читать далее...]3. Гейнс К. Пшехский oтряд: С октября 1862-го по ноябрь 1864 года // Кавказский сборник, Том 8. 1884;
4. Гречко А.А. "Битва за Кавказ", Москва, 1969
5. Гунайка Четвертая (Поездка в удивительное по красоте село Гунайка-4) // http://kalmius.at.ua/forum/2-6-1
6. Духовской С. Даховский отряд на южном склоне гор в 1864 год // Военный сборник, № 11, № 12 1864.
7. Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи // Записки КОИРГО. Кн.22., вып.4, 1902
8. Ковешников В.Н. Из личной переписки.
9. Коломиец А.М. Туристские маршруты Кубани, 1960 // Маршрут № 10. Через Большой Псеушхо.
10. Костиников В. Куда девались абаза? 31.10.2010 // http://sochived.info/question/vvedite-zagolovok-voprosa-2/
11. Люлье Л.Я. О натухажцах, шапсугах и абадзехах // Записки КОИРГО, т.4, 1857
12. Орехов И. По северному склону Западного Кавказа. (Из путевых заметок) // Военный сборник, № 10. 1870
13. Пути из кубанской долины через главный Кавказский хребет к берегу Черного моря. Кубанские Войсковые ведомости, № 46, 25 ноября 1867 г. (без автора - редактор Л.Ф. Прага)
14. Пшиш, Гунайка, Гунайка 1-я, Гунайка 2-я, Гунайка 4-я, Гунайский водопад (Альбом. День одиннадцатый. Пользователь "Алексей") // http://fotki.yandex.ru/users/alexeyevg/album/165740/
15. Пятигорский Э.И. Атлас Туапсинской оборонительной операции. август-декабрь 1942г. Прил. к кн. "История - это то, что было... Хроника. Факты. Размышления, комментарии и версии краеведа", Краснодар-Туапсе, 1993
16. Сапелкин В.Н. История поселков. Словарь-справочник. По материалам сайта kurorttuapse.narod.ru // Суслин А. Ф. Рукописи, статьи, заметки.
17. Светлакова Т. Персиковое село. 5 апреля 2012 // Туапсинские новости. Еженедельная газета города Туапсе и Туапсинского района. Интернет издание: http://gazeta.tuapse.ru/?subaction=showfull&id=1333617889&archive=&start_from=&ucat=1
18. Солтан В. Военные действия в Кубанской области с 1861-го по 1864 год. Походные записки // Кавказский сборник, Том 5. 1880;
19. Суслин А. Ф. Первая Гунайка-Туапсинского района Краснодарского края. // Амшен-Понтос. Материалы к историко-культурологическому словарю понтийских армян. Вып.1. Краснодар. 2009.
20. Твердый А.В. Топонимический словарь Кавказа, 1991
21. Топографические работы на Кавказе в 1905 году // Извлечение из отчета кавказского военно-топографического отдела
22. Узкоколейные дороги Краснодарского края // http://sbchf.narod.ru/uzk23.html
23. Фадеев Р.А. Кавказская война. - Изд-во  Эксмо, Изд-во Алгоритм, 2005
24. Фотоотчет о маршруте на водопады Геймановские (Гунайские) ручья Хадыженского 19.01.2013. Пользователь "Fttuf"  // http://fotki.yandex.ru/users/fttuf/album/293863
25. Хотко Самир. Cадзы-джигеты. Происхождение и историко-культурный портрет абазинского субэтноса. // http://www.apsuara.ru/portal/book/export/html/4 // Перепечатывается с сайта: http://www.adygvoice.ru
26. Черновол В. Путеводитель по Туапсинскому району. 25 туристических маршрутов. Изд. И.Платонов. 2004 // Маршрут № 22. Вокруг г. Гейман


Карты

27. 10-ти верстные карты Европейской части СССР с прилегающими государствами, лист № 63 (Краснодар), Масштаб 10 верст в дюйме, 1918 год.
28. 5-ти верстные карты Кавказа с прилегающими частями Турции и Персии. 1898-1912гг. Лист В.4 (Сочи)
29. 5-ти верстные карты Кавказа. 1877 г. Лист C.4. (Сочи)
30. Deutsche Heeraskarte, Blatt-Nr. a45 (Maikop) M 1 : 300 000 (1941), 1943
31. Атлас 5-ти верстных карт (1895-98гг.), лист C.4 (Сочи)
32. Военно-историческая карта Северного Кавказа. Составлена Фелицыным в 1890 г, Масштаб 20 верст в дюйме.
33. Карта Закубанских горских народов Масштаб 20 верст на дюйм к статье Л.Люлье, 1857
34. Карта к описанию военных действий Даховского отряда на южном склоне Кавказских гор в 1864 году. Масштаб 5 верст в дюйме.
35. Карта Кубанской области, составленная по новейшим сведениям 1882 года Е.Д.Фелицыным. Масштаб 20 верст в дюйме.
36. Карта Кубанской области… составлена Н.С.Иваненковым… (черчена с 10 ноября 1900 г. по 20 августа 1902 года), Масштаб 10 верст в дюйме.
37. Карта Майкопского округа Северо-Кавказского края (чертил А. Плотников-Грудинов), Масштаб 10 верст в дюйме, 1925 год
38. Карты Генштаба 2км (L-37-XXVII,XXVIII,XXXIII,XXXIV) РККА, изд. 1942
39. Карты Генштаба 5км. лист L-37-4, 1979
40. Специальная карта Европейской России с прилегающей к ней частью Западной Европы и Малой Азии (под ред. капитана Генштаба Стрельбицкого), лист № 63, Масштаб 10 верст в дюйме, Окончен в 1871 году, изд. 1881 года
41. Фрагменты карт различных лет издания и фотографии к статье // http://photoshare.ru/office/album.php?id=358070 Пароль для входа в альбом: Гунай // Статья в pdf
Бутвин И.В. (10.11.2000)
(все картинки "кликабельны")

Эта статья была опубликована в Вестнике Краснодарского регионального отделения Русского географического общества, вып.2, часть 2, Краснодар, 2000, С.116 (Наука Кубани, вып.4.2) и на сайте: http://mountaindreams.ru/


Горный массив Чугуш и правые истоки р. Белой мало исследованы и практически не освещены в научной литературе. Это объясняется труднодоступностью этого района и нахождением на территории Кавказского биосферного заповедника.
Основная тропа, идущая из пос. Гузерипль на перевал Аспидный и далее в долину р. Уруштен проложена далеко от истоков рек Киши и Чессу, поэтому многие исследователи делали съемки ледников массива Чугуш с соседних хребтов (куда проще добраться), тем самым заведомо внося неточности в объекты исследований.
Цель данной работы – осветить некоторые аспекты топонимики и проанализировать сведения о перевалах и ледниках, полученные путешественниками, специалистами-картографами и гляциологами за последнее 100-летие, а также по результатам 2-х экспедиционных исследований массива Чугуш (1994, 1996 гг.) под руководством автора.

Первоначально рассмотрим некоторые толкования названия горы Чугуш.
У  К. Х. Меретукова: «ЧIы​гушъхь (Чугушх) (русифицированное картографами «Чугуш») «Вершина земли». Самая высокая гора в Майкопском районе. [15]. По мнению В. И. Ворошилова, в основе топонима Чугуш лежит гуш «горное пастбище». И тогда вариант перевода: «горное пастбище (рода) Чуа». Обратим внимание, что на 5-ти и 10-ти верстных картах конца прошлого века, и, соответственно, у авторов тех лет постоянно встречается Шугус [10], что, по нашему мнению, не что иное, как абадзехский вариант современного «Чугуш».
Во 2-й половине ХIХ в. гора была известна под названием «Абаго» [23]. Данный топоним вносил путаницу, т.к. под тем же именем значились и современные Тыбга, Джемарук и даже Псеашха.
А. Старк, охотник и путешественник, отмечал, что на морских картах гора имела название «Нугайгус» [20]. Толкование данного топонима, видимо, прозрачно: нугай /ногай/ «татары, татарский», гус /гюйс/ – по В. Далю – «морской носовой военный флаг» [6]. «Татарский флаг». Возможно моряки прошлого века нашли какое-то сходство заметной горы (если смотреть на нее со стороны моря) со специфическим морским флагом.
Вариант, зафиксированный у  Д. Н. Кокова – Ачажийшха [13]. «Ачъэжъыишъхьэ [Ачажийшха] адыг., «козлов (туров) старых вершина». Шапсуги и абадзехи так именуют гору Чугуш».
А вот занимательный пример из художественной литературы (события относятся к началу ХХ в.): «За майкопскими вековыми лесами, у самого края небосвода, чуть приметно дрожит похожая на сидящую птицу гора Чугуш. Издавна устьлабинцы называют ее Селезнем. Перед мокропогодьем она будто приближается к степям, выплывает из туманной пелены. И тогда станичники говорят: – Быть скорому дождю. Селезень плывет!» [14].
Интересные сведения, связывающие название «Чугуш» с языческими и христианско-языческими божествами у адыгов, приведены в книге «Земля адыгов» [22]: «Жиг-гуаша (Жыг-гуащэ у кабардинцев и черкесов; Чыгыгуаша у адыгов) – от жыг или чъыгы «дерево» и гуащэ – «хозяйка». В мифологии адыгов богиня-покровительница деревьев.
Вариант, относящийся к периоду Кавказской войны прошлого века (ориентировочно самый ранний) отмечен на "Карте о действиях Кавказского корпуса в 1842 году" – Щеерек (или Щегрек – карта рукописная, поэтому не все буквы читаются однозначно). Топоним утрачен, да и локализация его на карте, составленной по материалам разведчика Торнау, приблизительна. [9].

Кроме «главного» топонима, следует отметить названия, появившиеся в результате активного туристского освоения района майкопскими туристами в 70-х годах. Например, река Джемарук (правый приток р. Чессу), берущая начало с западных склонов г. Джемарук (3157,6 м). В истоках ручья Баговского, левого притока р. Джемарук, находится одноименный перевал, названный в честь Аслана Хаджемусовича Багова, одного из первых мастеров спорта по туризму на Кубани. В октябре 1971 г. группа под руководством Багова совершила первопрохождение перевала, назвав его «Джемарук». Впоследствии, в 1979 г. И. В. Бормотовым, перевал был переименован в «Баговский» и новое имя закрепилось. От майкопских туристов стало известно и название горы «Мал. Чугуш» (3063 м) – вершины по-своему уникальной, т. к. это первый «трехтысячник» с запада на Кавказе.

Пример удачной местной микротопонимии – «хребет Барьер», так жители пос. Гузерипль называют северный отрог г. Мал. Чугуш, перегораживающий реку Чессу и заставляющий ее изгибаться в среднем течении. Данный топоним наиболее точно отражает облик этого природного образования.

После экспедиционных исследований (август 1994 г.) появились названия двух заметных «трехтысячников» (3095,8 м и 3046,0 м) в поперечном хребте между массивами Чугуш и Джемарук. Вершины получили имена замечательных ученых, отдавших много сил изучению природы заповедника, в т. ч. и бассейна р. Чессу – Ксении Юрьевны Голгофской и покойного Владислава Андреевича Котова. [1, 2] Еще одно наше название – «р. Мал. Чессу», короткий, чуть более 1 км, левый приток р. Чессу, берущий начало с ледника № 8.

Подводя итог топонимической палитре массива Чугуша, попытаемся разобраться с названиями перевалов в его окрестностях. Дело в том, что вокруг главной вершины известны 3 перевала, которые в разное время именовались «Чугуш». Чтобы упорядочить номенклатуру названий, условимся: перевал, пройденный нами в августе 1994 г. при обследовании ледника № 8 из бассейна р. Чессу в исток р. Березовой (Бирюзовой), называть Чугуш Западный (2700); перевал, соединяющий верховья рек Чессу и Киши – глубокое понижение между г. Чугуш (3237,8 м) и вершиной (3046,0 м) называть Чугуш Восточный (2675). Перевал, ограничивающий хр. Чугуш с юго-востока и соединяющий верховья Киши и урочище Османовы балаганы, и расположенный между г. Чугуш и вершиной (2702,6 м), называть Чугуш Южный (по работам А. А. Насимовича известен как «Чугуш»). При проведении научно-спортивной экспедиции "Транскавказ - 93" (руководитель А. В. Твердый) перевал назван «Транскавказ» (рис. 1).

Рис. 1. Орографическая схема горного массива Чугуш
(№ 2, 3, 4 … – номера ледников согласно Каталога [12])

Во время экспедиции 1996 года мы выяснили, что на данном участке есть несколько практически равнозначных, удобных для прохождения седловин. Перевал Транскавказ хотя и кратчайший, но не самый простой путь к истокам Киши. Сотрудники заповедника проходят в Кишу севернее данного перевала дальше по гребню в сторону г. Чугуш (около 1 км.), а затем спускаются «к снежнику» (по Каталогу [12] – ледник № 18). Как оказалось, это путь практически всех восхождений на вершину г. Чугуш. Именно так прошел наш экспедиционный отряд в 1996 г. Поэтому было бы логично седловину, расположенную в 1 км. к северу от пер. Транскавказ и к югу от вершины г. Чугуш называть перевалом Чугуш Южный, а не объединять их в один. Подъем на данный перевал со стороны урочища Османовы балаганы в общем-то не сложен: следует двигаться по гребню, который здесь совпадает с Главным Водораздельным хребтом.

В бассейне р. Чессу известен еще один перевал – «Удобный» (1991 г. – А. А. Самойленко), который своим названием подчеркивает удобство прохода из верховьев р. Джемарук без спуска к р. Чессу в сторону пер. Чугуш Восточный (последний перевал А. А. Самойленко называет «Белоснежка», а работники заповедника «Орлиное перо»).

*   *   *

Некоторые особенности исследования современного оледенения.
Первые сведения о ледниках массива Чугуш, относящиеся к концу ХIХ в., встречаем в статьях Н. А. Буша, Н. Я. Динника, В. А. Шильдера [3, 4, 7, 23]. Главная проблема, с которой сталкивались исследователи тех лет, заключалась в крайней труднодоступности ледников Чугуша. Наблюдения производились с дальних обзорных точек, что в конечном счете сказывалось на полноте и достоверности информации. Например Н. А. Буш в 1899 г., описывая ледники с «крайней юго-восточной вершиной хр. Абаго[?], находящейся как раз напротив Шугуса, к северу от него» был в полной уверенности, что имеет дело с ледниками «на северном склоне г. Шугуса». Но на самом деле он описал глетчеры бассейна р. Холодной массива Джемарук. Точка наблюдения в описании Н. А. Буша локализуется в верхней части 2-го отрога г. Тыбга, возможно в районе узловой вершины 2994,9 м (судя по всему, до вершины г. Тыбга (3064,6 м) исследователь не дошел, иначе был бы виден «настоящий» Чугуш).
После проведения инструментальной съемки Кавказским Военно-топографическим отделом в 1903, 1904 и 1906 гг. появились карты в масштабе 1 и 2 версты в дюйме [8, 11, 21]. Опираясь на данные этой съемки, в 1911 г. подполковник К. И. Подозерский впервые создает каталог ледников Кавказа (номера ледников массива Чугуша в каталоге 980, 979, 978, 974) [19]. Точка, с которой снимался бассейн р. Чессу, локализуется в районе относительно легкодоступных вершин Абаго (2628,7 м) и Атамажи (2669,0 м), откуда впервые открываются крупнейший ледник всего бас. р. Белой – Чугуш Центральный (№ 9) и некоторые другие. Но часть ледников все же оказалась пропущена, а некоторые нанесены с грубыми ошибками.
Следующая страница в исследовании оледенения района связана с именем профессора Г. Г. Григора, который в 1930 г. изучал ледники в верховьях рек Белой, Киши и Уруштена (№№ 17 – 18 по современному Каталогу) [5]. В 1946 – 1952 гг. произведена первая аэрофотосъемка высокогорных областей Кавказа. Используя эти материалы, а также топографические карты съемки 1881 – 1910 гг., П. А. Иваньков подробно рассмотрел динамику оледенения (в т.ч. бассейна р. Белой) за период с 1890 – 1946 гг. Ледники г. Чугуш в середине 50-х годов, параллельно с геологическими работами, изучал И. Бондаренко. Но по мнению последующих исследователей, в его описаниях явно завышены площади и количество ледников массива, за счет отнесения к ним снежников [18].
Наиболее полные сведения об оледенении, в том числе количественные параметры, были получены с выходом в свет в 1967 г. «Каталога ледников СССР» и книги «Ледники в верховьях Кубани» [12, 16, 17]. Материалы были собраны на основе анализа аэрофотоснимков по состоянию на 1965 г., топографических карт съемки 1957 г., а также визуальных наблюдений с обзорных точек.
Единственное маршрутное обследование ледников массива Чугуш (бассейн р. Киша), проводилось сотрудниками гидрографической партии Краснодарского центра по гидрометеорологии под руководством А. В. Погорелова  в 1988 г. Были описаны ледники №№ 17 – 18, причем у первого («Чугуш Восточный») заложен репер и привязан конец ледника к нему [18].
Морфометрические характеристики ледников массива Чугуш согласно Каталога [12] и с учетом корректировок А. В. Погорелова (1988 г.) показаны в таблице.
Таблица

Описание обследованных в 1994, 1996 гг. ледников массива Чугуш.

Ледник № 9 (Чугуш Центральный). Крупнейший в бассейне р. Белой. Расположен на северном склоне массива Чугуш и вытянут вдоль него от перевала Чугуш Восточный (2675 м) до отметки 3035,0 м. (рис. 2, 6). Наибольшая длина ледника приходится на левую, западную часть – 1,3 км. Высота низших точек ледника: западный «язык» – 2240 м, средний – 2315 м, восточный – 2400 м. В Каталоге (1967 г.) конец ледника имеет отметку – 2280 м, а на топокарте – 2260 м [1, 2]. Практически вся ледниковая поверхность изрезана мощными трещинами: продольными, поперечными, косыми. Стенки кара возвышаются над поверхностью ледника на высоту свыше 500 м.
Если сравнивать карту «начала века» (1903 – 1904 гг.) с современной, то можно убедиться, что ледник № 9 деградирует. (рис. 5, 6)
В 1996 г. положение нижней точки ледника, приуроченной к левому языку, по сравнению с 1994 г. существенно не изменилось. Положение нижней точки «второго языка» в средней части ледника также близко к стационарному. Правая часть ледника наиболее неудобна для обследовании, т.к. закрыта мощным снежником. Но при спуске с перевала Чугуш Восточный, мы определили, что положение нижней точки «третьего», восточного языка, не опускается ниже отметки 2440 м.


Рис. 2. Массив г. Чугуш и ледник № 9 со стороны пер. Удобного – бассейн р. Чессу.
(Фото А. Г. Рябухина – 18.09.91 г.)

Ледник № 8 (Чугуш Западный). Расположен на северном склоне массива Чугуш к западу от ледника № 9, занимая юго-восточный угол обширного амфитеатра в истоках р. Мал. Чессу. Изогнут дугой и прижат к гребню хр. Чугуш и к скальному ребру, отходящему на север от вершины 3035,0 м. В плане отдаленно напоминает бумеранг. Морфологический тип – висячий-каровый. Экспозиция северная. Стенки кара возвышаются над поверхностью ледника неравномерно: 200 – 250 м – в нижней части, свыше 600 м в середине и до 50 м – в верхней части (район пер. Чугуш Западный). (рис. 3, 6)


Рис. 3. Ледник № 8 (Чугуш Западный)
(Фото автора – 23.08.96)

Высшая точка ледника – 2750 м, низшая – 2060 – 2070 м (т.е. низшая, в тех же пределах, что и параметры в Каталоге [12] и на карте). Но непонятно, почему высшая точка в Каталоге – 2610 м, тогда как в области питания ледник поднимается под вершину 2970,9 выше отметки пер. Чугуш Зап. – 2700 м, высота которого нами определена с достаточной точностью (± 20 м).
Фирновая линия в 1994 г. на леднике № 8, также как и на других, примыкающих к массиву Чугуш, в момент наблюдения находилась достаточно низко (ниже 2400 м) что говорит о хороших условиях существования ледника. Конец языка слегка «подрезан» по сравнению с изображением его на карте. Река Малая Чессу вытекает двумя истоками из ледниковых гротов и сразу рушится водопадами в нижележащую долину. Но это не единственные водотоки. По всей северо-западной кромке ледника отмечено большое количество вытекающих ручьев, которые ниже пропилили себе русла в поясе заглаженных скал – «бараньих лбов». В месте крутого перегиба скал («нижний» пояс) выделяются красивые водопады, которых мы насчитали не менее 12.
Большая часть поверхности ледника, особенно вблизи языка и по северо-западному висячему краю, изрезана множеством самых разнообразных трещин: продольных, поперечных, косых и даже крестообразных. Часть ледника, примыкающая к вершине 2970,9, расширена и образует самостоятельный ледничок со своим языком. Но четкого ледораздела не обнаруживается. В этом месте мы пересекли ледник на пути к перевалу, пройдя несколько мощных, но «несложных» трещин. «Язык» микроледничка представляет собой тонкий слой наледи с многочисленными бороздами, образованными талыми водами.
Можно предположить, что на верстовых картах и в Каталоге К. И. Подозерского [19] размеры ледника приуменьшены. Дело в том, что ледник № 8 (№ 979 по К. И. Подозерскому) топографы начала века могли наблюдать только с вершины г. Абаго (2628,7), откуда видна лишь его часть.
При обследовании в 1996 г. мы обратили внимание на то, что по сравнению с 1994 г. изменилась форма языка. Он заострился и образовал «два клыка». Площадь языка существенно сократилась, но это не отразилось на положении его нижней точки. Она осталась примерно на том же уровне, что и в 1994 г. Язык ледника уменьшился с боков и в середине, вероятно в результате обвалов.
В целом можно отметить тенденцию ледника № 8 к деградации. Это в конечном счете должно привести к изменению его морфологического типа: от карово-висячего к присклоновому.

Ледник № 18. Расположен на северо-восточных склонах Главного хребта к юго-востоку от вершины г. Чугуш и к югу от ледника № 17. Экспозиция его в верхней части южная, а в нижней – юго-восточная. (рис. 4, 6)


Рис. 4. Горный массив Чугуш с востока, со стороны бассейна р. Киши. Вид с вертолета.
(Фото А. В. Погорелова – 17.08.88 г.)

Обследовался нами 21 августа 1996 года. Основные параметры ледника № 18: максимальная длина – 770 – 780 м, низшая и высшая точки соответственно – 2680 м и 2980 м. Язык ледника упирается в конечную морену.
В момент наблюдения большая часть ледника была закрыта снегом. Но в нижней части отмечено довольно большое пятно открытого льда. Чтобы убедиться, что это действительно лед, с помощью ледобура была взята проба с глубины 25 см. Лед оказался плотным, с голубым отливом, что характерно именно для ледника, а не снежника–перелетки. Несколько пятен открытого льда, но поменьше, отмечены на крутом правом борту.
Контур ледника сильно изломан. Его правый склон, прилегающий к Главному хребту повсеместно нарушен многочисленными скальными контрфорсами, врезанными в тело глетчера. По границе ледника и скалы в этой части почти везде виден ранклюфт. Но другой характерной трещины – бершрунда заметно не было, хотя она угадывалась. Контур в левой части изломан не менее сильно, но здесь, кроме контрфорсов влияют на форму и морены. Крутизна ледника в средней и верхней частях колеблется в пределах 25 – 30º, поэтому ходить по нему без специального снаряжения не рекомендуется. Только в самой нижней части крутизна уменьшается до 10 – 15º.
Ледник № 18 деградирует. За последние 40 лет, со времени топосъемки 1957 г., общая его длина уменьшилась незначительно (на 10 – 20 м). Сократилась и площадь. В Каталоге 1967 г. она составляла 0,2км², а в 1996 г. не превышала 0,15км².


Рис. 5. Ледники горного массива Чугуш (съемка 1904 г.)
[Отметки высот в саженях: 1518,8 саж. – 3240,5 м., 1420 саж. – 3029,7 м., 1450 саж. – 3093,7 м.]


Рис. 6. Ледники горного массива Чугуш (съемка 1957 г.)

Оценить состояние и динамику ледника за более длительный срок сложно. Хотя об оледенении в истоках р. Киши сообщали несколько авторов, начиная с 1899 года, но сведения эти, особенно в начальный период исследования, были противоречивы.

Первое достоверное описание ледника № 18 относится к августу 1930 года. Именно в это время профессор Григорий Григорьевич Григор вместе со студентами Краснодарского пединститута, проводил здесь гляциологические исследования [5]. Став базовым лагерем на Османовой поляне, Г. Г. Григор поднимался радиально на Главный хребет и даже спускался в истоки р. Киши. По результатам экспедиции были описаны 3 ледника, соответствующие №№ 17 – 19 современного Каталога. На леднике (№ 18), как наиболее доступном, было проведено детальное обследование и даже поставлены метки «...по линии конца глетчерного поля на больших кварцитовых береговых скалах...» Не заостряя внимание на подробном описании ледника, приведем одну цитату: «...ледник, несмотря на сравнительно большие размеры, не упомянут у Подозерского и не помещен на двухверстных и одно-верстных картах, тогда как все типические особенности и устойчивость выявляют необходимость исправления на картах этой погрешности, тем более, что он, по-видимому, играет довольно значительную роль в питании р. Киши» [5].

Г. Г. Григор определил тип ледника как висячий!? Общая длина его также вызывает споры (400 – 500 м). Видимо – это издержки глазомерной съемки или автор определил протяженность только «ледяного ядра». Но вот определенная в 1930 году ширина ледника вызывает повышенный интерес: «...верхняя часть 300 – 400 м., средняя (глетчерная) – 200 – 300 м.» Даже если сделать поправку на неточность измерения, вывод напрашивается один – за последние 66 лет произошло существенное уменьшение ширины и соответственно площади рассматриваемого ледника. Основная деградация происходит в левой части, которая наиболее подвержена солнечной радиации. Если провести параллель с «соседями», расположенными в бассейнах рек Чессу и Киши, то ледник   № 18 выглядит наиболее уязвимым с точки зрения устойчивости. Объясняется это крайне невыгодным расположением его, и в первую очередь юго-восточной экспозицией. В связи с этим можно предположить, что данный глетчер, видимо, одним из первых прекратит свое существование и превратится в снежник.

Ледник № 17. Сведений об этом крупном леднике, который иногда называют «Чугуш Восточный», относительно много (рис. 4).
Так, Владимир Александрович Шильдер, описавший охоты Великого Князя Сергея Михайловича, в 1895 году рассматривает ледник со стороны горы (отрога) Исаева: «Самый большой из них [ледников] спускался в балку от вершины Шугуса (Абаго). В бинокль можно было рассмотреть на нем ряды глубоких извилистых трещин, прорытых, без сомнения, водой. В некоторых местах ослепительной белизны снег был засыпан и загрязнен каменными и земляными обвалами» [23].

Николай Яковлевич Динник наблюдал верховья Киши в 1896 г., пройдя дальше по водоразделу рек Киши и Уруштен: «...мы не дошли только версты три до горы Дзитаку, которая возвышается над самым восточным истоком Киши, получающим начало из Главного хребта». Конечно Н. Я. Динник «слегка преувеличил», но он действительно прошел дальше В. А. Шильдера [к горе Уруштен!?], т. к. описал озеро в верховьях р. Аспидная. Краткая характеристика окрестностей Чугуша с панорамной точки у автора такая: «На горах лежит здесь снега больше, чем где-либо в описываемой местности, и виден один фирн – глетчер длиною версты в полторы» [7].

Николай Адольфович Буш обследовал ледники Западного Кавказа в 1899 году [3]. «На юго-восточном склоне Шугуса [Чугуша] находится значительный фирн – глетчер, направленный с северо-запада на юго-восток. Он лежит в крутом, длинном каре и представляет поэтому переходную форму от висячего к каровому...» Буш наблюдал ледник со стороны горы (или отрога) Исаева, куда он поднялся от истоков р. Грустной для обследования ледников в истоках Киши. «Неправильную» экспозицию (ЮВ) можно объяснить тем, что автор видел только часть ледяного поля, что и подтверждается в дальнейшем описании: «Нижнего конца его не было видно».

После проведения инструментальной съемки в 1904 г., впервые восточный ледник Чугуша появился на верстовых картах. Хотя, судя по всему, самые истоки Киши, топографы не посещали. Это видно даже при беглом сравнении верстовых и современных карт. Кроме того, точка наблюдения при съемках данного участка, похоже локализуется опять на водоразделе рек Киши и Уруштен. В результате Константин Иванович Подозерский, основываясь исключительно на верстовой съемке, приводит в своей работе (1911 г.) характеристику и параметры восточного ледника. Его порядковый номер 974, площадь 0,44 квадратных верст [0,5 км²]. И далее: «На юго-восточном склоне Чугуша (1518,8 саж.) [3240,5 м.]. В верховьях левого истока р. Чегса. Оканчивается несколькими языками или зазубринами. Наибольшая ширина 400 саж. [ 850 м.], длина 500 саж. [1670 м.]» (рис. 5) [19].

Григорий Григорьевич Григор, наблюдая ледник в августе 1930 г., уделил ему наименьшее внимание среди трех осмотренных, т.к. он наиболее удален от Османовой поляны, где участники той экспедиции разбили базовый лагерь. Вот описание Г. Г. Григора: «Третий – северо-восточный ледник начинается у вершины самого хребта. Поверхность неровная, бугрится тремя куполовидными вздутиями. Берега сильно приподняты, придают долине корытообразный характер у высоких береговых склонов. Трещин немного, подмечены лишь небольшие продольные. Ледники представляют почти сплошное фирновое поле с отсутствием береговых морен. Глетчерные пятна занимают не более 20 % площади. Длина ледника 1500 – 1600 м. От предыдущего ледника отделяется острым гребнем из кварцитов и диабазов» [5].

В августе 1988 г. Анатолий Валерьевич Погорелов, возглавляя небольшой отряд гидрографической партии Краснодарского центра по гидрометеорологии, впервые производит маршрутное обследование ледника № 17 [18]. Основной задачей было сравнение состояния ледника на 1988 г. с топосъёмкой 1957 г. Им отмечено, что за данный период: «...левая часть конца языка отступила на 20 – 30 м., центральная часть конца языка на 10 – 15 м. Это, впрочем, не отразилось на положении нижней точки ледника, которая расположена ближе к правой части языка и имеет отметку 2730 м. Сокращение площади ледника произошло за счет отступления на 50 – 70 м. крайней правой части языка от стенки кара… Общее сокращение площади ледника по сравнению с 1957 г. по нашим расчетам составило 0,02 км².»

При обследовании ледника № 17 нашим экспедиционным отрядом 21 – 22 августа 1996 г. были получены следующие сведения [2].
Положение низшей точки, вот уже многие годы, остается похоже неизменным (2730 м). Сокращение площади ледника по сравнению с топосъемкой 1957 года, действительно произошло в правой части. В 1996 г. низшая точка ледника имела отметку 2850 м. Это означает, что каких-то существенных изменений площади ледника по сравнению с 1988 г. не произошло. Ниже вала конечной морены с отметкой 2810,0 м. расположен мощный снежник–перелетка длиной не менее 200 м. Очень похоже, что это и есть «растаявшая» правая часть ледника. Видимо прав А. В. Погорелов, предположивший, «что в период после 1957 г. была подвижка правой части ледника, возможно потому, что здесь более круто» [18].
Мы предполагаем, что после подвижки из массы льда, оторвавшейся от основного ледника, образовался возрожденный ледник. Но к 1996 г. все признаки ледника у нового образования были утрачены. Правда нельзя до конца отвергать и лавинное происхождение снежника.
Крутизна ледника варьируется в широких пределах (от 5º до 30º). На его поверхности можно обнаружить большое количество самых разнообразных трещин: продольных, поперечных, косых. Все они приурочены к перегибам ложа ледника или изгибам рельефа. Глубина некоторых трещин в средней и верхней части ледника превышает 15 м.
Если говорить о состоянии ледника № 17 в 1996 г. и его динамике, то в целом он, исключая отмеченные выше подвижки после 1957 г., сохраняет устойчивое состояние, близкое к стационарному, что можно, в свою очередь, объяснить хорошими условиями питания.

В заключении отметим, что ледники горного массива Чугуш в настоящее время деградируют. Некоторые из них за последние 100 лет значительно изменились в своих размерах, уменьшилась их площадь и длина. Из-за труднодоступности этого района остаются не исследованными нивально-гляциальные формы рельефа и особенности динамики отдельных стадий голоценового оледенения. За последние 10 лет размеры ледников существенно не изменились.

Литература
1. Бутвин И. В. Отчет о гляциологическом, лимнологическом и геоморфологическом обследовании бассейнов правых притоков Белой, рек Киши и Чессу (август, октябрь 1994 г.). Краснодар, 1995.
2. Бутвин И. В. Предварительный отчёт о гляциологическом обследовании массива Чугуш (август 1996 г.) Краснодар, 1997.
3. Буш Н. А. Ледники Западного Кавказа. // Зап. ИРГО по общей географии. С.-Пб., 1905. Т. 32. Вып. 4.
4. Буш Н. А. Описание и главнейшие результаты третьего путешествия по Северо-Западному Кавказу в 1899 г. Изв. РГО. 1900. Т. 36. Вып. 3.
5. Григор Г. Г. Отчет о гляциологических работах 1929 и 1930 года в районе Кавказского заповедника. Описание ледников Западного Кавказа (верховьях рр. Белой, Киши и Уруштена). // Труды показательного Кавказского заповедника. Т. 1. Ростов–на–Дону, 1936.
6. Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1 – 4. М., 1994
7. Динник Н. Я. Кубанская область в верховьях рек Уруштена и Белой. // Зап. КОИРГО. Тифлис, 1897. Кн. ХIХ.
8. Извлечение из отчета Военно-топографического отдела Кавказского военного округа. // Изв. КОИРГО. Тифлис, 1904. Т. ХVII. № 2.
9. Карта о действиях Кавказского корпуса в 1842 году. / Российская Гос. Библиотека, отдел картографии, шифр Ко 12/х – 16. С.-Пб.
10. Карты Кавказского края (масш. 1:210000, в 1 дюйме – 5 верст), лист С4, 1871.
11. Карты съемки 1903 – 1904 гг. (масштаб 1:84000, в одном дюйме – две версты), лист VIII – 8, 1926.
12. Каталог ледников СССР. Т. 8, Ч. 1 – 4, бас. р. Кубани // (Сост. Панов В. Д., Кравцова В. И.). Л., 1967.
13. Коков Дж. Н. Адыгская (Черкесская) топонимия. Нальчик, 1974.
14. Константинов М. Грозы над Россией, Кн. 1. Краснодар, 1993.
15. Меретуков К. Х. Адыгейский топонимический словарь, М., 1990.
16. Панов В. Д. Ледники в верховьях Кубани. Л., 1968.
17. Панов В. Д. Эволюция современного оледенения Кавказа. С.-Пб., 1993.
18. Погорелов А. В. Гляциологическое и селевое обследование бас. р. Киши (Технический отчет). Краснодар, 1988.
19. Подозерский К. И. Ледники Кавказского хребта (Каталог). // Зап. КОИРГО. Тифлис, 1911. Кн. 29. Вып. 1.
20. Старк А. На Русской Ривьере. (Из дневника охотника). С.-Пб., 1913.
21. Топографические работы на Кавказе в 1904 г. (Извлечение...). // Изв. КОИРГО. Тифлис, 1909. Т. ХIХ. № 1.
22. Шеуджен А. Х., Галкин Г. А., Алешин Н. Е., Кушу А. А., Шеуджен Б. Е. Земля адыгов. Майкоп, 1996.
23. Шильдер В. А. Кубанская охота Его Имп. Высоч. Вел. Кн. Сергея Михайловича в 1895 г. // Природа и охота. 1889, № 7.